независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

«Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии»
Анна Леонидова , 12 и 16 июня 2009 г.

  В Вашингтоне состоялась презентация новой книги «Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии». Русская служба «Голоса Америки» обратилась с просьбой ответить на несколько вопросов к одному из авторов, Андрею Илларионову, старшему научному сотруднику Института Катона, в прошлом – советнику российского президента Владимира Путина по экономическим вопросам.

  Анна Леонидова: Андрей Николаевич, вы предстали в новом образе, – соавтора книги о войне в Грузии. Что представляет собой новая книга?

  Андрей Илларионов: Книга представляет собой собрание эссе европейских, американских и российских авторов. При ее создании ожидалось, что эти эссе окажутся достаточно разнонаправленными и будут отражать разные мнения разных людей, которые никогда вместе не собирались и никогда вместе не обсуждали концепцию этой книги. Ожидались существенные разногласия.  Нужно сказать, что по мелким вопросам разногласия, действительно, существуют, но по принципиальным вопросам расхождений между авторами нет.

  Для меня эта работа оказалась неожиданным делом. Ранее я детально не занимался ни военными, ни политическими вопросами, ни международными отношениями.

  А.Л.: Вы начали свою презентацию со слов: «Я не политик, а экономист. Но я – гражданин России»…

  А.И.: Эта война привлекла к себе внимание огромного числа россиян. Они, и я в их числе, попытались разобраться, что же произошло, почему страна оказалась втянутой в войну, в которой она не должна была участвовать.

  Война эта началась не в августе прошлого года, а гораздо раньше. К сожалению, к настоющему времени она не закончилась. Как выясняется теперь в ходе анализа данных, война готовилась почти десять лет. Готовилась тщательно, детально, скрупулезно. Готовилась по всем направлениям: военным, экономическим, инфраструктурным, дипломатическим, юридическим, пропагандистским, психологическим. Степень подготовки этой войны – экстраординарная. Трудно вспомнить какой-либо другой конфликт, по крайней мере, после второй мировой войны, к которому руководство страны готовилось бы настолько последовательно в течение десяти лет.  

  А.Л.: Вы возвратили аудиторию, собравщуюся на презентацию книги, к событиям 1999 года. В чем принципиальная значимость этого года для взаимоотношений России и Грузии?

  А.И.: Чтобы понять это, сделаем небольшой экскурс в историю. Если обратиться к взаимоотношениям России и Грузии после распада Советского Союза, то довольно четко выделяются три периода. Первый период, затрагивающий еще последние годы существования СССР - 1988-91-й, а также 1992-94-й годы, когда во многих бывших советских республиках, в том числе в России и Грузии, начинались довольно мощные национальные движения, направленные на создание суверенных государств. Этот процесс сопровождался большим количеством трений, напряженностей и конфликтов, в том числе – вооруженных. Конфликты затронули как отношения между будущими новыми государствами, так и между народами и представителями тех или иных этнических групп, проживавших на территории этих республик. 

  Этот период был весьма кровопролитным. В Грузии прошло несколько вооруженных конфликтов. Самой кровавой оказалась так называемая Абхазская война, в ходе которой была проведена этническая чистка грузинского населения. Погибло более 10 тысяч грузин и около З тысяч абхазов. Практически все грузины из Абхазии были выброшены и оказались в числе 250 тысяч беженцев на территории Грузии.

  К 1993-94-м годам первый период закончился.

  А.Л.: Второй период?

  А.И.: С 1994-го по 1999-й. Его можно охарактеризовать как относительно спокойный в отношениях между Россией и Грузией. Он не был абсолютно спокойным в отношениях между Грузией и Абхазией и между Грузией и Осетией. Но на обоих этих направлениях предпринимались с разных сторон довольно энергичные усилия по нормализации обстановки, по установлению доверия между этими общинами. И по каждому из этих направлений были достигнуты довольно существенные результаты. Наиболее значимые – в отношениях между Грузией и Южной Осетией. Был подписан Баденский документ о мирном сосуществовании двух общин в рамках одного государства с правами очень широкой автономии для Южной Осетии. Компромиссным в отношениях между Грузией и Абхазией стал план Бодена, с которым начали серьезно работать в Тбилиси.

  Но в дальнейшем, и Вы правильно обратили внимание на эту дату – в 1999 году, власти в России поменялись. Именно с сентября 1999 года второй период отношений между Россией и Грузией заканчивается. И начинается третий период – период агрессивного давления со стороны российского руководства на Грузию.

  А.Л.: А именно?

  А.И.: В сентябре 1999-го года российское правительство (а не президент, которой, согласно Конституции, отвечает за внешнюю политику) ликвидировало запрет на перемещение лиц призывного возраста через абхазский участок российско-грузинской границы, установленный саммитом СНГ в 1996 г. Тем самым российская сторона перечеркнула многие годы очень тщательного, аккуратного выстраивания добрососедских отношений в регионе. В следующем году была начата визовая война. Грузия оказалась первой страной в СНГ, против которой были введены визовые санкции.

  Демонстративным было не только введение визового режима против граждан Грузии, но и фактическая ликвидация визового режима в отношении жителей Абхазии, Южной Осетии и Аджарии. Таким образом, российское правительство продемонстрировало селективный подход к разным гражданам Грузии…

  В декабре 2001 года (не без участия России) к власти в Южной Осетии пришел Эдуард Кокойты. Уже в январе 2002 года на встрече с 50 наиболее авторитетными деятелями республики он поставил задачу - развязать войну против Грузии в качестве радикального средства обретения ею независимости. В последующие годы немало было сделано для того, чтобы эта война состоялась.

  Наиболее значимым событием 2003 года стала поставка в феврале большого количества российских танков, артиллерии и другого тяжелого вооружения в Южную Осетию. Это произошло задолго до так называемой «революции роз». Задолго до того момента, когда Михаил Саакашвили и его команда пришли к власти в Грузии. Это еще раз показывает, что подготовка к войне со стороны Южной Осетии, Абхазии, естественно, поддерживаемая российской стороной, осуществлялась задолго до политических изменений в Грузии.

  А.Л.: Андрей Николаевич, а зачем это России?

  А.И.: Это – один из самых интересных и важных вопросов. При ответе на этот вопрос мы должны будем выйти из сферы абсолютно четких и фиксированных фактов, в которой мы находились до сих пор, в область догадок, предположений и логических построений.

  Андрей Илларионов: Есть несколько причин, по которым российское руководство, судя по всему, приняло решение провести войну против Грузии. Одной из первых (с точки зрения исторического подхода) причин являлась задача легализация собственности, доставшейся российским силовым ведомствам в результате так называемой абхазской войны или, точнее сказать, «санаторной войны». Эта борьба изначально велась за земельные участки, санатории, пансионаты, дома отдыха министерств обороны и внутренних дел, а также российских спецслужб и других силовых структур на территории Абхазии, в которой концентрация таких учреждений являлась, очевидно, самой высокой на пространстве бывшего Советского Союза. Это была, по сути, частная война российских силовых структур против Грузии для обеспечения контроля над участками собственности в тех местах.

  В последнее десятилетие дополнительно к этой первоначальной причине добавилось еще несколько причин. Первая (по времени) причина последнего десятилетия, очевидно, связана с реакцией российского руководства на несогласие бывшего в 1999 году президентом Грузии господина Шеварднадзе предоставить территорию Грузии для прохода российских войск в тыл чеченским подразделениям во время второй чеченской войны. Этот отказ вызвал бурную реакцию в российском руководстве и привел к принятию им целого ряда агрессивных решений в отношении Грузии.

  Анна Леонидова: А другие причины? 

  А.И.: Еще одна причина – это геополитическое положение Грузии, являющейся, по сути дела, своеобразным горлышком гигантской бутылки топливно-энергетических ресурсов, сосредоточенных в Средней Азии и Каспийском бассейне. В условиях далеко не всегда вялотекущей гражданской войны в Афганистане, при наличии Ирана, не являющегося особенно дружелюбным по отношению ко многим западным странам, при наличии нынешнего российского руководства, проводящего агрессивно антиамериканскую, и в целом, антизападную политику, единственный способ транспортировки энергоресурсов из каспийского региона – через Азербайджан и Грузию. Если перекрыть этот канал поставок энергоресурсов, то у внешнего мира не остается никакого иного пути, кроме как обращаться к монополисту на этом географическом и геополитическом рынке – России.

  Кроме этого, уже с 2004-го года, с момента прихода господина Саакашвили и новой грузинской команды к власти, появляется новая причина. Это – проведение радикальных экономических, политических, легальных, административных и иных реформ в Грузии, создание по сути дела иной модели государства, общества и взаимоотношений между государством и обществом в Грузии. В стране, которая по своим культурным, психологическим и прочим характеристикам немногим отличается от России.

  А.Л.: Андрей Николаевич, не могли бы вы развить эту мысль?

  А.И.: Грузия – это православная страна, страна, с которой Россия жила вместе два столетия. Степень взаимных симпатий, взаимных добрых отношений между нашими двумя народами, между русскими и грузинами, является одной из самых высоких среди всех народов, с которыми Россия и русские имели и имеют близкие отношения – вместе с украинцами и белорусами. 

  По культурному генотипу это, пожалуй, самые близкие народы в бывшем Советском Союзе и на нынешнем постсоветском пространстве. Поэтому создание иной модели общественного устройства, иной модели государственного устройства в Грузии, в стране, которая имеет так много общего с Россией, представляет собой экзистенциональный вызов для нынешнего политического режима в России.

  Самим фактом своего существования и своего успеха эта модель показывает, что для страны и общества с культурой, близкой к российской, оказывается, возможна не только авторитарная власть, не только централизованная экономика, не только всеобъемлющая коррупция, – но и совершенно другая альтернатива: демократическая общественная жизнь, свободная экономика и радикальное сокращение коррупции.

  А.Л.: На презентации книги «Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии» прозвучала мысль о том, что с событиями августа прошлого года закончилась целая эпоха, наступившая после холодной войны. Согласны ли вы с этим утверждением? И какая эпоха началась, с вашей точки зрения началась?

  А.И.: Конечно, окончательный вывод делать рано, надо смотреть на то, что будет происходить в дальнейшем. Но скорее всего это действительно так. Эпоха сохранения в мире относительного статус-кво закончилась в августе 2008 года, началась ревизионистская эпоха. Я намеренно не называю эту войну августовской, потому что она началась и закончилась не в августе 2008 года. Началась она, судя по всему, в апреле 2008 года и до сих пор не закончилась...

  А.Л.: В какой связи вы упоминаете апрель 2008 года?

  А.И.: 20 апреля 2008 года российский истребитель, поднявшийся с военной базы в Бомбора недалеко от Сухуми, совершил атаку на грузинский беспилотный летательный аппарат и сбил его. Камера монитора, находившегося на этом аппарате, зафиксировала момент атаки и успела передать видео картинку на пульт управления грузинских воздушных сил. Российский самолет ушел на российскую территорию. 

  С точки зрения определения агрессии, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1974 года, именно этот акт является бесспорным, подтвержденным фактом совершения агрессивных действий со стороны Российской Федерации против Грузии. Именно с этого момента начинается череда действий, каждое из которых носит агрессивный характер, и которые все вместе получают общее название российской войны против Грузии. Увы, эта война не закончилась.

  Только что, 11 июня 2009 года, министерство обороны Российской Федерации заявило о том, что оно планирует провести очередные маневры на Кавказе – «Кавказ-2009» - с участием более восьми тысяч военнослужащих и большим количеством боевой техники. Судя по комментариям генерала Ю. Неткачева, на самом деле цифры участников учений и применяемой техники могут быть занижены с целью «не приглашения» на них зарубежных наблюдателей. Похоже, впервые в истории нашей страны руководить так называемыми региональными маневрами будет начальник Генерального штаба. 

  Маневры планируется официально проводить до 6 июля – дня завершения визита Барака Обамы в Москву. В прошлом году маневры «Кавказ-2008» плавно переросли в российско-грузинскую войну, а встреча Джорджа Буша и Владимира Путина в Пекине 8 августа 2008 года была интерпретирована российскими официальными властями как встреча, давшая санкцию на применение военной силы против Грузии.

  А.Л.: Андрей Николаевич, спасибо вам за интервью.





Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА