независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

Силовой вариант не спасет
Ведомости, 16 мая 2012 г.
Лариса Буракова



   Когда десятки тысяч людей мирно выходят на улицы столицы, перетасовками в правительстве и сменой вывесок не обойтись. Существует только два варианта развития событий: проведение реформ, спрос на которые резко вырос, или подавление протеста.

   В первый вариант не верится. Реальные преобразования?- и экономические, и политические — это неизбежное изменение всей сложившейся системы.

   Ощущение, что массовость демонстраций послужит гарантией от жесточайшего их пресечения, неверно. Об этом свидетельствует опыт Китая 23-летней давности.

   15 апреля 1989 г. умер Ху Яобан. Бывший генеральный секретарь ЦК КПК, отошедший в последние годы от участия в политической жизни страны, он по-прежнему ассоциировался с идеями либерализации режима. Его смерть стала толчком к массовым демонстрациям на главной площади Пекина Тяньаньмэнь. После объявления демонстрантами голодовки, длительных переговоров с властью и даже поддержки требований митингующих генеральным секретарем партии Чжао Цзыяном 4 июня демонстрация была разогнана при помощи танков. Тысячи людей пострадали, несколько сотен погибли.

   За 10 лет до этого в Китае был дан старт масштабным экономическим реформам. Увеличивающееся благосостояние, частичная либерализация взаимоотношений власти и населения, но в то же время и растущая инфляция, а также болезненность некоторых трансформаций вывели на площадь Пекина группы недовольных с разными протестными настроениями. Но студенты, которые уже неоднократно в китайской истории были движущей революционной силой, громче всего озвучивали требования политических изменений: демократизации, борьбы с коррупцией, свободы слова.

   Даже для сильной, но уязвимой власти такие трансформации означали неизбежный конец. В то же время результатом разгона мирной демонстрации с применением военной силы стало сохранение власти при отсутствии политических угроз. Экономические реформы не только продолжились, но и ускорились — благодаря подавлению недовольства в том числе и консервативной группы внутри партии, склонявшейся к возврату в социалистическое русло. Стабильное экономическое развитие (среднегодовые темпы роста ВВП Китая в 1990-2011 гг. составили 10,1%) привело к значительному росту уровня жизни широких слоев населения. За кровавым подавлением протеста не последовало международной изоляции. Небывалый поток иностранных инвестиций хлынул в Китай уже в 1992 г. В 2001 г. страна вступила в ВТО. В 2008 г. Пекин принимал летнюю Олимпиаду. И, пожалуй, самое главное «достижение» — полное отсутствие политической жизни. Осталось лишь администрирование при совершенном политическом нигилизме образованных, амбициозных, порядочных людей. Отчаянный миллионный протест 23-летней давности растворился.

   Нынешняя российская ситуация схожа с той, уже давней, китайской в одном. Авторитарная власть не оставила себе путей отступления, доведя ситуацию до прямой конфронтации в отсутствие не то чтобы реальных действий, но хотя бы обсуждения необходимых реформ. Но в отличие от Китая власть не способна предложить даже экономическую стратегию. И, значит, силовой вариант ее не спасет.

Автор — сотрудник Института экономического анализа; автор книги «Почему у Грузии получилось»





Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА