независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

Итоги 2011 года
Эхо Москвы, 1 января 2012 г.



   С.КОРЗУН: Всем добрый вечер. Сергей Корзун – это я, а мой сегодняшний гость – Андрей Илларионов. В этой передаче у меня культовые персонажи российской действительности, и Андрей Илларионов уже бренд - согласны?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Не мне судить.

   С.КОРЗУН: Ну, говоришь «Андрей Илларионов» и сразу представляешь себе человека острой антикоммунистической направленности, который предсказал в свое время российский дефолт 1998 года, с тех пор стал знаменит не только в узких академических и правительственных кругах, а повсеместно, и который продолжает в конце 2011 года предсказывать всякие напасти на следующий год. И это уже не в виде какой-нибудь кометы, которая упадет на Россию, а вполне конкретные вещи.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: если вы имеете в виду последние предсказания в области политического развития, то так же, как и предсказания в области экономической катастрофы 1998 г., я являюсь одним из тех, кто желал бы, чтобы мои собственные прогнозы не сбылись – это верно и по отношению к кризису 1998 г., так же как и к возможным политическим катаклизмам 2012 г.

   С.КОРЗУН: Но успешные предсказания повышают вашу собственную капитализацию.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Я об этом не думаю.

   С.КОРЗУН: Ну как? Если уж становиться оракулом, финансовым или политическим, значит, дальше надо соответствовать. Кстати, кое-кто из ваших противников и ставил вам в упрек или укор то, что после удачных предсказаний шли не совсем удачные. Кстати, что вы еще предсказали?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: По поводу предсказаний скажу, что у нас была дискуссия относительно экономического развития России и мира в 2008 г. – такая экономическая дискуссия, в частности, с Гайдаром, которая привлекла внимание, и у общественности сложилось неверное представление по поводу того, кто что предсказал и что из этого получилось. Тот спор касался не того, как потом он был представлен. Тогда Гайдар предсказал в начале 2008 г. снижение темпов экономического роста в России до 3-4% в год ежегодно. И нарисовал определенную логическую схему, согласно которой экономический кризис начинается в США и затем это приводит к снижению темпов экономического роста в России. 

   У меня были возражения по поводу той логической цепочки и по поводу того, что схема, которая была нарисована, в действительности имела место в прошлом и может иметь место в настоящем. И как показали последующие события, - были вещи, которые не осуществились по прогнозу Гайдара, потому что тогда не было снижения темпов экономического роста до 3-4, произошло падение ВВП на 9% в 2009 г., и произошел финансовый кризис, которого он не предсказывал. Он предсказывал замедление вплоть до октября 2008 г., когда кризис был уже значительным. 

   У меня тоже там были не совсем удачные вещи, потому что если те предсказания и ту дискуссию, которую мы вели в первой половине 2008 г., все, как было мной предсказано, оно так и состоялось, а вот то, что действительно не состоялось – это 1 августа 2008 г. я высказал предположение о том, что экономический кризис в США, точнее, экономической рецессии в США не было в первой половине 2008 г., и возможно, ее не будет уже и во второй половине 2008 г. 

   Именно в тот момент, когда я это произносил, тенденции развития американской экономики изменились, и как раз во второй половине 2008 г. экономический кризис в США и произошел. 

   С.КОРЗУН: Непогрешимости не может быть ни у кого.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Это естественный процесс, и в этом ничего страшного нет, потому что разные люди обращают внимание на различные факторы, строят различные модели, различные логические цепочки, предлагают их общественности, а общественность, взыскательная, строгая, критическая, оценивает, и выносит свои вердикты – это нормальное явление. Что было бы, с моей точки зрения, ненормально – какая бы критика ни была, - если бы экономисты или специалисты в области политических прогнозов отказались бы от этого дела. А нужно давать максимально возможный веер возможных вариантов развития с соответствующим обоснованием, а наши слушатели и зрители должны выносить справедливый приговор.

   С.КОРЗУН: Как журналистская работа – представляем весь спектр мнений, выбирайте то, что вам ближе.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Практика - критерий истины. И журналисты, и зрители выносят свой вердикт.

   С.КОРЗУН: Экономика, как и политика, подвержена обратному воздействию людей. Ожидания людей от того, что происходит, влияют на то, что происходит в реальности. Учитываете этот фактор в своих моделях, и можно ли вообще его учитывать? 

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Это тема с длинной историей. Есть разные точки зрения - есть точка зрения, согласно которой события, происходящие в экономике, предопределены некими объективными факторами, которые потом уже отражаются в сознании людей. Есть другая точка зрения - что именно те слова, которые говорятся, способны оказать существенное воздействие на массовое поведение граждан. В разных ситуациях имеет место и одно и другое, иногда они сочетаются, и однозначного ответа на все случаи жизни дать нельзя, наверное. 

   Но в случае того же 1998 г., когда г-н Чубайс говорил о том, что у нас кризис, девальвация и дефолт произошли потому, что некоторые люди их предсказывали – это, конечно, просто нелепо. Потому что кризисы такого масштаба, такой глубины и с такими последствиями происходят не потому, что кто-то их предсказывает, а потому, что такова была экономическая политика. 

   С.КОРЗУН: Но мало предсказать, надо, чтобы еще в это поверили.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: А тем более, если все руководство страны, правительство, Центробанк, тот же Чубайс и президент страны говорят, что кризиса не будет, девальвации и дефолта не будет, если один человек, не относящихся к госвласти, а один из аналитиков и еще несколько аналитиков высказывают возражения, то понятно, что при всем уважении к аналитикам они не в состоянии перевесить своим, пусть даже очень серьезным экспертным мнением позицию, высказанную представителями власти. Тем более, ту политику, которую они проводят, используя рычаги совершенно другого масштаба, миллиарды и десятки миллиардов долларов. Поэтому нужно разбирать каждый конкретный случай.

   Прошу прощения, Сергей, я знаю, что у вас еще немало вопросов, но хотел бы обратить внимание на то, чтобы у нас осталось место для того, чтобы подвести итоги 2011 года по тем 13 номинациям, по которым мы традиционно, с 2003 г., вот уже девятый год, регулярно проводим.

   С.КОРЗУН: Тогда коротко несколько вопросов. Фамилию вы взяли от матери, почему?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Это не я взял, это решение родителей, которое я уважаю.

   С.КОРЗУН: Вы могли бы ее изменить в любое время.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Мне нравится эта фамилия, это хорошая фамилия, традиционно российская, русская, к тому же в этой фамилии есть имя Иллариона, первого киевского митрополита, который был первым митрополитом в Киевской Руси, который принес христианство – он был греком, человек, который написал, судя по всему, первый письменный памятник на древнерусском языке «Слово о законе и благодати». Мне нравится, что в моей фамилии есть эта связь, хотя, конечно, я не являюсь ни в коей мере родственником митрополита Иллариона, но мне нравится, что в ней есть некоторая особая связь с началом русской государственности, русской духовной жизни, русской литературной жизни.

   С.КОРЗУН: У вас была религиозная семья? Я знаю, что отец ваш работал на ниве просвещения долгое время.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Я бы сказал, что в прямом смысле, наверное, не религиозная семья, но семья, в которой особое отношение всегда уделялось принципам поведения – как нужно себя вести, как можно и как недопустимо себя вести. И этим мои родители точно отличаются. 

   С.КОРЗУН: О вашем французском происхождении - есть легенда, по которой ваши предки из военнопленных чуть ли не в войну 1812 года.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Думаю, что это легенда. Конечно, мы можем украшать нашу собственную биографию разными легендами, но к реальности это не имеет отношения.

   С.КОРЗУН: Журналисты придумали?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Видимо, им это было интересно. Не будем мешать журналистам создавать легенды, мифы, окружать, если они носят такого рода экзотический и романтический характер – ну и, слава богу. 

   С.КОРЗУН: То есть, неизвестно, из пленных вы французов, или нет.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Нет, однозначно. Но очень важный вопрос - не очень многие из наших граждан хорошо знают свою родословную, своих предков. Те политические катаклизмы, которые пронеслись над нашей страной, особенно в 20-м веке, уничтожили огромное количество людей, памятников, письменных памятников, архивов, поэтому для многих наших сограждан история наших предков ограничивается тремя-пятью поколениями. Не так много знают далее пяти поколений. И это серьезно отличает нас от многих европейских наций, для граждан которых знание своих предков на 10-12 поколений является широко распространенным. Например, в Исландии сохранились архивы, хранящиеся в церквях чуть ли не с 9-10 веков, на протяжении десяти-одиннадцати веков значительная часть населения страны знает о своих предков. А для того, чтобы понимать, кем ты являешься, какую линию ты проводишь фактом своего существования, чрезвычайно важно знать, кем были твои предки, чем занимались. В подавляющем большинстве, конечно, это крестьяне в нескольких поколениях, но это наша судьба, наша страна, наша история, которую, конечно, надо знать.

   С.КОРЗУН: Я знаю, что вы не любите публично об этом говорить, но известно, что ваша супруга – гражданка США.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Да, действительно, мы были женаты, но сейчас мы в разводе. 

   С.КОРЗУН: У вас двое детей?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Трое.

   С.КОРЗУН: Живут в США или в России?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Часть времени там, часть – здесь. Я стараюсь, чтобы как можно больше времени они проводили в России, и насколько это возможно, мы достаточное время проводим здесь. 

   С.КОРЗУН: Ходили подозрения в том, что работая на государственных постах, вы способствовали бизнесу своей супруги, которая работала здесь в одной инвестиционной компании. 

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Это один из добрых в кавычках мифов и легенд, которые создавались, - особенно в период, когда у меня была энергичная борьба против проекта реформирования электроэнергетики по Чубайсу. Как раз тогда появилось в желтой прессе немало публикаций, связанных с моей семьей, с моей бывшей тогда супругой, ее родственниками. Вы не упомянули, что тогда ее называли «дочерью заместителя директора ЦРУ США», хотя там много еще чего было такого рода. 

   Конечно, все это мифы, это придумано в совершенно понятных целях политической, в то время бюрократической, борьбы для дискредитации, или попытки дискредитации оппонента. Пучок этих публикаций пришелся как раз на время борьбы против той реформы электроэнергетики, в результате которой колоссальные активы ушли из госсобственности без какого-либо следа в госбюджете.

   Но что касается бизнеса – действительно, она работала в инвестиционном банке, но когда в 2000 г. так получилось, что Путин, готовящийся тогда вступить на пост президента РФ, пригласил меня на пост своего советника, и после некоторых колебаний я согласился с этим предложением и пошел, у нас состоялся с ней разговор, и мы совместно приняли решение, что в этой ситуации продолжать для нее заниматься бизнесом, тем более, инвестиционным, было бы неправильным. И вскоре после этого она ушла с работы, и была домохозяйкой в течение всего времени, что я работал в администрации.

   С.КОРЗУН: И никогда по этому поводу вопросов не возникало? Ни в администрации, ни в судебных органах - уголовные дела не возбуждались?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Нет. По абсолютной нелепости соответствующих предположений и абсолютному отсутствию каких-либо фактов. 

   С.КОРЗУН: Спасибо вам.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Хочу вас поблагодарить, потому что то, что вы сделали, полезно. Очень много бывает распространения всякой глупости. И отвечать на слова, написанные на заборе или сказанные из подворотни, иногда просто нелепо. Гораздо лучше, если любые вопросы, какими бы жесткими или непритязательными они ни оказались, лучше задавать в лицо. И я готов ответить на любые вопросы, касающиеся меня лично, моей биографии, семьи, финансов, моей собственности, - ничего из этого не является секретом, и ничего из этого не является незаконным или предосудительным.

   С.КОРЗУН: Переходим к итогам года. Выберем из 13 пунктов самое главное.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Я бы тогда коротко назвал бы все 13 номинаций, поскольку мы традиционно это делали в течение 9 лет в эфире «Эхо Москвы» - обычно так было в последние дни уходящего года, но сейчас мы это делаем в первый день наступившего. 

   Первое – название года. Это год уходящих диктатур и пробуждающегося гражданина. Это касается как внешнего мира, так и России. 

   Первая номинация - событие года. Это два события, которые слились в одно – митинги 10 декабря на Болотной площади и 24 декабря на проспекте Сахарова. 

   Вторая номинация – главный результат года. Появление массового общегражданского движения за правопорядок и политическую свободу в России. Это не партия, не организация – массовое движение в самом базовом смысле этого слова: появляются клубы, организации, «круглые столы», тысячи, сотни тысяч людей выходят на улицы - это в самом базовом смысле движение. 

   Идея года - восстановление нарушенной, прерванной более чем столетие тому назад легитимности российского государства и восстановление этой прерванной легитимности с помощью Учредительного собрания. Эту идею высказал целый ряд наших специалистов – Юрий Афанасьев, Игорь Клямкин, Лилия Шевцова, ее подержал целый ряд политических деятелей, включая Григория Явлинского, и за этот год идея созыва Учредительного собрания и пересмотра правовых основ российского государства, переучреждение российского государства с помощью Учредительного собрания, с моей точки зрения, является идеей года. 

   Анти-идея года – следующая номинация. Это российская «Джамахирия» под названием «Российский Народный фронт» - по-моему, здесь тоже все понятно.

   Закон года, или антизакон года – это федеральный закон №323 «Об основах охраны здоровья граждан».

   Решение года во внутренней политике – это внеидеологическая и внепартийная, широкая общественная кампания в защиту Сергея Удальцова. 

   Решения и антирешения года во внешней политике - это учения «Центр-2011» ОДКБ с отработкой действий коллективных сил организации «при угрозе антиконституционных переворотов в странах-членах», то есть, по сути дела, отработка методов по возможному вмешательству во внутренние дела стран-членов ОДКБ с помощью военной силы. 

   С.КОРЗУН: Сделаем небольшой перерыв, и затем продолжим.

НОВОСТИ

   С.КОРЗУН: Продолжаем программу. Мы перечислили уже половину из пунктов, по которым вы традиционно подводите итоги года, что остается?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Осталось немного, но очень важных.

   Антирешение года - по этой номинации, безусловно, победила рокировка тандема 24 сентября. 

   Афера года - популярная номинация, - здесь также, вне всякой конкуренции, победила спецоперация 4 декабря, в результате которой было украдено не менее 17 миллионов голосов российских избирателей.

   Шутка года, или сюрприз года, - шуткой года стала, в кавычках, «реформа» милиции или полиции, и я не могу не процитировать министра внутренних дел России Нургалиева: «Вот там, за мое спиной, в прошлом остались взяточничество, злоупотребление служебными полномочиями, коррупция и весь негатив. Нет его сегодня», - конец цитаты. Думаю, что это одна из самых сильных шуток, которые прозвучали в прошлом году. 

   С.КОРЗУН: Такой тонкий британский юмор.

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Следующая номинация - вопрос года. Мне кажется, здесь совершенно ясно, что главным вопросом ушедшего года является вопрос, как разрешить нынешний российский политический кризис. 

   Событие года на постсоветском пространстве. С моей точки зрения, таким двойным событием является принятие «Акта экономической свободы» и «Хартии свободы» грузинским парламентом летом 2011 года. 

   И, наконец, событие года в мире – здесь было три события, которые мы считаем важным упомянуть, хотя одно из них привлекло огромное внимание и является консенсусным - это «Арабская весна».

   Но я бы назвал еще два события - это начало глубокого масштабного европейского кризиса, и возможно, кризиса самой европейской модели, экономической, политической и общественной, а также факт достижения количеством участников движения «Туйданг», или «Исход», в переводе с китайского, - стомиллионной отметки. Семь лет тому назад, в 2004 г., была опубликована книга «Девять фактов о Компартии Китая», которая привела к началу движения массового выхода из компартии Китая, а также из организаций, подчиненных КПК, аффилированных с КПК, их членов. И за эти 7 лет, по оценкам, - понятно, что точной цифры нет, - но в августе ушедшего года газета «Эпок Таймс» опубликовала, что более ста миллионов человек заявили письменно в интернете о своем решении покинуть организации, так или иначе связанные с Компартией Китая. 

   Учитывая масштабы и процессы, учитывая значимость Китая, гражданский, освободительный характер этого движения, я считаю, что это одно из важнейших событий ушедшего года. 

   С.КОРЗУН: Кто составляет эти номинации за год? Вы лично, либо институт, в котором вы работаете?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Мы составляем вместе с коллегами в институте, мы этим занимаемся с 2003 г., - коллеги высказывают предложения, мы это обсуждаем, принимаем решение и выносим на суд слушателей и зрителей. 

   С.КОРЗУН: Не услышал номинацию «персона года».

   А.ИЛЛАРИОНОВ: У нас нет этой номинации. Разные организации, СМИ, имеют свои номинации, и у многих есть такая номинация. Мы старались сделать такой список номинаций, в котором не будет «персоны года». Наш список номинаций связан, прежде всего с тем, как мы понимаем, насколько продвинулась наша страна, другие страны, весь мир по пути свободы – политической, гражданской, экономической.

   Конечно, в этом процессе принимают участие разные люди, в том числе есть непосредственно люди, кто продвигает нас в этом направлении. Тем не менее, мы решили воспользоваться нестандартным подходом и использовать номинации, которые смогут отразить этот процесс «к свободе», или процесс «от свободы» немножко с другого ракурса. А другие организации, учреждения и СМИ дают свои варианты по персоне года. 

   С.КОРЗУН: Но часть этих номинаций персонифицируется. 

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Вне всякого сомнения. Любая из этих номинаций будет персонифицирована, потому что за каждым решением, действием, идеей, законом или антизаконом всегда стоят люди, за каждым решением стоят конкретные люди, - люди, которые расширяют наши свободы и люди, которые их уничтожают.

   С.КОРЗУН: Начнем с вашей любимой номинации. 

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Они все мне дороги, но, наверное, скажу, что в ушедшем году, по крайней мере, лично мне особенно дорога номинация «Идея года». Это не столько мой выбор, выбор моих коллег, это естественное развитие сознания в нашей стране, выдвинувшей идею года - созыва Учредительного собрания и переучреждение российского государства на новых основах. Обращение внимание на то, что у нашего государства нет легитимной основы. У нас этой достаточно легитимной основы нет не только в результате целой серии спецопераций, когда были украдены голоса российских избирателей, не только потому, что у нас не произошло процесса переучреждения государства в 1991-1993 гг., после прекращения коммунистического режима, у нас не произошло процесса переучреждения государства в 1917-1918 гг., а то Учредительное собрание, которое было избрано российскими гражданами тогда, как мы хорошо знаем, было разогнано большевиками и не смогло выполнить то, что необходимо было сделать для существования нормального страны. 

   Мне кажется, эта идея важна с точки зрения того, что мы стали обращать гораздо больше внимания на то, на что раньше не обращали внимания. В течение, наверное, почти трех десятилетий, в центре общественного внимания в нашей стране были экономические реформы. Это важное явление, - необходимость реформирования плановой, советской экономики, перевода ее на более пригодные рыночные рельсы, было важной задачей.

   С.КОРЗУН: Политические шли рядом. 

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Это была тема, которая сохранялась среди топовых идей в течение длительного времени.

   С.КОРЗУН: Переход к рыночной экономике вы считаете главным содержанием последних 20 лет развития России?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Четверти века. Мы видим, что по сути дела, примерно с 1987 г. по 2005 г. тема экономических реформ была постоянно среди самых важных тем для российского общества. Были многие другие темы, которые были более важными в течение короткого периода времени, - например, в 1991 г. важнейшими темами были политический кризис, путч, августовская революция, возникновение нового государства, роспуск СССР, и на какой-то период времени эти темы вышли на первый план. 

   С.КОРЗУН: И сейчас выходят - политическая реформа. Есть ощущение, что маятник качнулся довольно сильно. 

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Вне всякого сомнения. Но что мне нравится в нашем общественном и идеологическом развитии сейчас - мы понимаем, что ни одно политическое изменение, ни одна политическая реформа не могут быть успешными и долговременными, если под политической реформой не будет прочного правового основания. Все успешные политические революции, от запада до востока, произошли тогда, когда у них было мощное правовое основание. Последние несколько лет мне пришлось проводить в США, и у меня появилась дополнительная возможность посмотреть на то, как осуществлялось создание США, - тут и война за независимость, та самая американская революция. И я еще раз, уже с другой дистанции, обратил внимание на то, как много было сделано Отцами-Основателями США и многими другими для обеспечения четкого, ясного, мощного правового фундамента для новой возникающей нации. 

   Не удивительно, что она получилась такой, какой получилась, - потому что какие умы в течение какого времени работали над этим и создавали фундамент, на котором получились США.

   С.КОРЗУН: Нужно ли участие народных масс, или достаточно элит и «сетевых хомячков», чтобы осуществить реформу?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Для меня этого вопроса не существует - естественно, это невозможно сделать без максимального участия всех заинтересованных, или, как я иногда это называю, - моральных граждан России, тех людей, для кого то, что происходит в стране, является важным собственным делом. 

   С.КОРЗУН: Форма участия? Уличные митинги, участие в заседаниях?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Любые. Это выбор каждого человека. Считают возможным участвовать через интернет – пожалуйста, митинги, демонстрации – пожалуйста. Участие в интеллектуальной работе – обязательно. 

   С.КОРЗУН: Лидер процесса должен быть?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Считаю, что не должно быть одного лидера, считаю, что наша страна находится в таком состоянии, когда у нас должно быть много лидеров. Лидеров, отражающих разные части российского политического идеологического спектра.

   С.КОРЗУН: Кто должен принять решение, что реформа стартует?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Совместными усилиями, переговорами, достижением общенационального консенсуса.

   С.КОРЗУН: Кто должен махать флажком – президент страны, национальный, духовный лидер?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Сошлюсь на опыт американский – там не было такого лидера, кто отмахивал флажком. Было несколько десятков людей, собравшихся вместе и принимавших последовательно целый ряд решений. Если мы посмотрим на Великую Французскую революцию, там были депутаты, собравшиеся в зале для игры в мяч. Если посмотрим любые другие успешные правовые революции, приведшие свои страны и общества к политической свободе – это решения, принимавшиеся коллективно, консенсусно, в результате переговоров, Обсуждения, обеспечения правовой основы, правового фундамента. 

   С.КОРЗУН: Андрей Илларионов был гостем нашей программы. Огромное спасибо, что пришли. 

   А.ИЛЛАРИОНОВ: Спасибо вам. 

   С.КОРЗУН: Что бы вы себе пожелали?

   А.ИЛЛАРИОНОВ: С Новым годом вас, с Новым годом наших радиослушателей, зрителей, читателей. Я бы посоветовал всем нам, чтобы наступивший 2012 год стал годом действительно формирования правовой основы, правового фундамента, на котором мы сможем создать свободную Россию. 

   С.КОРЗУН: Это была программа «Без дураков» с Андреем Илларионовым.




Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА