независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

Слово и пуля
10 ЯНВАРЯ 2008 г. Андрей Илларионов

   27 декабря в Равалпинди в результате террористического акта была убита Беназир Бхутто, дважды премьер-министр Пакистана, лидер оппозиционной Народной партии, весьма вероятный победитель парламентских выборов 2008 года.
 

 
   За три месяца до своей гибели Беназир Бхутто выступала перед большим собранием представителей американской политической, экономической, интеллектуальной элиты. Своим выступлением она просто заворожила аудиторию. Какой бы темы ни касался разговор, она демонстрировала удивительную эрудицию, ясность мысли, молниеносную реакцию. И все это — с удивительным чувством такта, уважения к собеседнику и убежденности в собственной правоте. С какой грацией она держалась! Когда легкая косынка, слегка прикрывавшая ее голову, чуть-чуть съехала на плечи, надо было видеть, каким поистине королевским жестом она поправила ее!

   В зале находились несколько бывших госсекретарей и министров обороны США, ряд высокопоставленных сотрудников действующей администрации. Речь зашла об американо-пакистанских отношениях. Бхутто говорила об ошибках во внешней политике США, о том, к каким тяжелым последствиям ведет американская поддержка военного режима — для Пакистана, для региона Южной Азии, да и для самой Америки. Один из бывших министров обороны США попытался возражать. Реакция Бхутто была мгновенной — на нескольких примерах она блестяще парировала возражения. Причем сделала это столь убедительно, столь блестяще продемонстрировала грубые провалы в действиях Пентагона в те самые годы, когда его руководителем был ее нынешний оппонент, что тот с угрюмым видом сел на свое место, больше уже не покушаясь на новые вопросы.

   По завершении выступления зал встал и устроил Беназир Бхутто овацию (standing ovation). Надо сказать, что американский истеблишмент поразить непросто, он много чего повидал, в особой сентиментальности не замечен, в особенности по отношению к тем, кто публично делает выговор за американские ошибки. Но все пять сотен участников встречи (с общим состоянием в несколько сот миллиардов долларов) стояли и аплодировали мужественной женщине под белой мусульманской накидкой, находясь под ее чарующим воздействием и будучи не в силах оторваться от настоящего чуда, только что свершившегося на их глазах.

   За несколько часов до Беназир перед той же аудиторией выступал один из кандидатов на пост президента США, реально претендующий на лидерство в одной из двух главных политических партий Америки. Скажу, что возможный завтрашний президент США не удостоился после своего выступления и десятой доли тех аплодисментов, того внимания и того восхищения, какие с воодушевлением были подарены бывшему премьер-министру чужой для американцев страны.

   Вечером того же дня под оглушительный шторм аплодисментов организаторы конференции почти на полном серьезе обратились к Бхутто с просьбой баллотироваться на пост президента в их собственной стране. 

   Мы поговорили с Беназир Бхутто. Совершенно естественно разговор зашел о политической ситуации в наших странах, Пакистане и России. Совершенно естественно обнаружилось немалое количество параллелей.

   И та и другая — крупные среднеразвитые страны с диверсифицированной экономикой и большими региональными различиями. В обеих странах спецслужбы никогда не были подконтрольны гражданским властям. В обеих странах вся власть последние 8 лет находится в руках силовиков. В обеих странах разрушены современные институты государства — разделение властей, самостоятельные законодательная и судебная власть, независимая пресса. В обеих странах были свои эпопеи сопротивления режиму: в Пакистане — со стороны ассоциации юристов, в России — со стороны ЮКОСа. В обеих странах главным инструментом взаимоотношений режима с населением стало грубое, демонстративное насилие. В обеих странах есть пограничные районы, слабо контролируемые центральной властью, но активно используемые спецслужбами для обкатки своих методов и вербовки убийц. В обеих странах жертвами терактов становятся лидеры слова и общественного мнения — политики, активисты, журналисты. В обеих странах заказчиками и авторами убийств являются мастера пули и бомбы.

   В Пакистане они убили отца Беназир, бывшего премьер-министра Пакистана Зульфикара Али Бхутто, двух ее братьев, тысячи сторонников демократического развития страны.

   В России они убили Александра Меня, Ларису Юдину, Галину Старовойтову, Николая Гиренко, Сергея Юшенкова, Юрия Щекочихина, Анну Политковскую, Александра Литвиненко, Юрия Червочкина, сотни жителей во взорванных домах осенью 1999 г., зрителей в «Норд-Осте», школьников и их родителей в Беслане, тысячи и десятки тысяч людей — на Северном Кавказе. На Украине они убили руководителя Народного Руха, кандидата в президенты в 1991 г. и лидера президентской гонки в 1999 г. Вячеслава Чорновола, отравили кандидата в президенты в 2004 г. Виктора Ющенко.

   Против лидеров слова, лидеров общественного мнения используют террор потому, что их слушают и их слышат. Потому что за ними идут тысячи и миллионы людей. Потому что в отличие от агентов спецслужб лидеры общественного мнения влиятельны. Но не просто влиятельны, они по-настоящему сильны — своим словом, своей позицией, поддержкой миллионов своих сторонников. На поле слова тайная полиция обречена. Ей нечего противопоставить лидерам общественного мнения кроме террора. Террор — это оружие проигрывающих, побежденных, не имеющих шанса в обычной, мирной, человеческой жизни.

   Слово — аргумент сильных. Пуля — оружие слабых.

   На самый частый вопрос участников встречи трехмесячной давности «Не опасно ли Вам возвращаться в Пакистан?» Беназир Бхутто неизменно отвечала: «Я не могу не вернуться. Дома меня ждут». Эти слова отражают принципиальную разницу между лидерами общественного мнения и мастерами плаща, кинжала и пули. Первых ждут люди. Вторые нужны только самим себе. Первых заваливают письмами. Полковникам никто не пишет. Первых благодарно и благоговейно помнят. Вторых вечно проклинают.

   Опубликовано в «Ежедневном журнале»




Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА