независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

А.Илларионов. «Другой России — другие выборы!»
Выступление на П Конференции «Другой России» 8 июля 2007 г.


     Уважаемые коллеги! Уважаемые участники "Другой России"! Граждане России!

     Эта сессия называется "Риски России". Главные риски России вызваны действиями нынешней власти. Об этом многое было уже сказано. Об этом еще будут говорить. Я хотел бы остановиться на рисках для России, связанных с действиями нас с вами, с действиями "Другой России". Как избежать этих рисков? Как обратить серьезные, непростые риски в нашу победу? Эта победа будет, возможно, не скорой, очевидно, непростой. Она может сопровождаться тяжелыми испытаниями и, возможно, более тяжелыми, чем те, что были у нас до настоящего времени. Но так или иначе, раньше или позже, тем или иным путем, но нам надо уменьшить эти риски, нам надо идти к победе.

     На краткосрочной дистанции наше внимание сейчас сосредоточено на выборных кампаниях, которые будут проходить осенью этого года, зимой–весной следующего года. Конечно, хотелось бы сравнить эти кампании с игрой, играемой по честным правилам. Сравнить с игрой, в которой есть участники, есть правила, по которым игроки играют, и есть беспристрастные судьи, которые честно судят по этим правилам, наказывая нарушителей правил. Однако выборные кампании в современной России плохо походят на честную игру. Наши выборные кампании более походят на неравный поединок, в котором участвуют две главные силы, два главных участника — власть и мы, "Другая Россия". Давайте посмотрим, как выглядят эти участники, по каким правилам идет этот поединок, и что нам в связи с этим делать.

     Один участник — это власть. Адвокаты и новоявленные апологеты этой власти сейчас торопятся защищать ее, называя ее мягким авторитарным режимом, закрытой демократией и т.д. Я хотел бы посоветовать этим адвокатам и апологетам поинтересоваться о мягкости этого режима у политзаключенных, находящихся в российских тюрьмах, у Анны Политковской, застреленной на пороге собственного дома, у Александра Литвиненко, отравленного в результате ядерной террористической атаки, у детей и матерей Беслана, заживо сожженных в школе №1, у зрителей Норд-Оста, задушенных газом, у жителей домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске, взорванных среди ночи, у жителей Чечни, уничтожавшихся и уничтожаемых в течение многих лет ежедневно, у граждан нашей страны, уничтожаемых изо дня в день разными способами. Это не мягкий авторитарный режим, это не закрытая демократия. Это диктатура, это безжалостная диктатура. Это надо всегда помнить. И не стоит убаюкивать себя сусальными заявлениями по этому поводу.

     Какая это диктатура? Является ли она единоличной диктатурой? Нет. Это семейная диктатура? Нет. Это партийная диктатура? Тоже нет. Это групповая диктатура, это диктатура группы людей. Эту группу можно называть по-разному. Можно назвать по ее происхождению — «кооперативом». Можно — «картелем», «корпорацией», «артелью». Можно, наконец, назвать ее хорошим русским словом «бригада». Как бы то ни было, но суть ее очевидна. Это диктатура группы лиц мафиозного характера.

     Возникает вопрос — а какова идеология этой диктатуры? В течение последних лет нередко предпринимались попытки определить эту идеологию. Что это? Империализм? Но есть масса примеров, это опровергающих. Национализм? Но и это не так. Государственничество? Но мало кто так разрушает российское государство так, как эта группа. Либерализм? Конечно же, нет. Западничество? Трудно было так испортить отношения с Западом, как это сделала эта группа. Антизападничество? Мало кто так дружит с западными друзьями, кто прячет свои средства на Западе, в западных банках, мало, кто так агитирует за легитимизацию своих ресурсов и собственности в странах Запада, как руководство этой группы.

     Традиционно применяемые идеологические классификации вряд ли применимы к этой группе. Определить, кто эти люди по идеологической приверженности, не так-то просто. Если называть вещи своими именами, то идеология этой группы — "нашизм". Так они и сами называют ее откровенно и публично. "Наши" как противопоставление всем другим "не нашим". "Наши" — это мы, это наша группа. Все остальные — это "не наши", причем разной степени "ненашести". Граждане страны разделены на касты в соответствии с новой устанавливаемой иерархией общества. Есть каста «наших», члены которых занимают исключительное положение в российском обществе — вне закона и выше закона. Член этой касты, сын министра обороны, после дорожного происшествия, в результате которого погибает человек, остается неподсудным. Член другой касты удостаивается иной характеристики из уст того же министра обороны: "Он для нас ничто". Именно в рамках построения кастного общества на "Маршах несогласных" для журналистов предлагаются желтые жилеты, чтобы зримо выделять и эту касту — касту журналистов. От желтых жилетов до желтых звезд — дистанция небольшого размера.

     По представлению членов касты «наших» все в стране — власть, ресурсы, собственность, все ее активы, все ее жители — принадлежат им, высшей касте, корпорации сотрудников спецслужб, или сокращенно: КССС. Все остальные граждане — "не наши". Поэтому для них, для "не наших" не существует ничего — ни права, ни закона, ни защиты. По отношению к ним можно безнаказанно применять какие угодно меры и какие угодно средства — от бейсбольной биты до полония в чае. У диктатуры «нашистов» есть огромные ресурсы — и омоновские дубинки, и автоматы, и автозаки, и сотни миллиарды долларов "газпромов", "роснефтей", автовазов, РЖД, государственного бюджета России.

     Что мы видим на другой стороне? Другой участник нынешнего поединка — это "Другая Россия". Что это такое? Это партия? Нет. Здесь, в этом зале, и за его пределами, есть немало представителей разных партий и разных политических организаций. Но это не партия. Это акционерное общество, как нас спрашивали несколько дней назад? Нет, у нас не акционерное общество. У нас не артель, не кооператив, не корпорация, не бригада.

     Что объединяет нас всех, участников «Другой России», — независимо от того, какими бы разными ни были наши взгляды? То, что объединяет нас, — это приверженность демократическим методам ведения политической борьбы. Это приверженность демократическим принципам существования российского общества. Это приверженность демократическим основам российского государства. Это приверженность правам человека. Это приверженность гражданским свободам и политическим правам. В этом мы едины, и поэтому мы здесь. И потому мы относимся друг к другу терпимо и толерантно, и потому уважительно слушаем и стараемся понять друг друга — несмотря на то, каковы наши взгляды и каким было наше прошлое. Именно поэтому сегодня Сергей Адамович Ковалев предоставляет слово Эдуарду Вениаминовичу Лимонову, а Эдуард Вениаминович Лимонов предоставляет слово Сергею Адамовичу Ковалеву. И мы нормально чувствуем себя в такой обстановке. Потому что мы судим друг о друге не по ярлыкам, навешиваемым на нас и на наших коллег официальной пропагандой, а по собственным выводам. И то, что у нас есть сегодня, — «Другая Россия» — является важнейшей школой толерантности, терпимости, демократии, школой, в которой мы второй год обучаемся здесь вместе. У "Другой России" главная цель — создание демократического общества в России, формирование единых, прозрачных, неизменяемых правил, в соответствии с которыми каждый из нас будет реализовывать свою политическую программу, будет пытаться уговаривать, убеждать людей голосовать за свою программу и ее осуществлять. Мы — разные, потому что у нас разные взгляды. Но мы — едины, потому что мы выступаем за единые правила для всех независимо от взглядов и положений. У "Другой России" нет дубинок, нет автозаков, нет танков, у нас нет даже никакого завалящегося полония в кармане. У нас нет миллиардов долларов в зарубежных банках, и в российских банках их нет тоже.

     Поскольку у них есть все, а у нас почти ничего нет, то на первый взгляд может показаться, что силы очевидно не равны, и результат поединка предрешен. Строго говоря, во многих отношениях, с традиционной точки зрения, это правда, наши силы действительно меньше. Но у нас есть кое-что, чего нет у них. И это что-то дорогого стоит. Это приверженность нашим принципам. Это мораль. Это то самое отсутствие цинизма, о котором в начале нашей встречи говорил Гарри Каспаров. Потому что при всей горячности выступающих здесь у нас нет циничного отношения к судьбе собственной страны и к судьбе наших детей. И этим мы серьезно отличаемся от них, радикально отличаемся. И это делает нас, в конечном счете, гораздо сильнее.

     Но судьбу конкретного столкновения, столкновения ближайших месяцев, будет решать не только мораль. И прежде всего далеко не мораль. Будет решать процедура выборов. И сила. Голая, неприкрытая сила. Как пройдут эти выборы, мы знаем. Мы видели, как «регистрируют» для участия в выборах такие партии, как Национал-большевистская и Республиканская, как уже «участвовала» в региональных выборах в Петербурге такая зарегистрированная партия, как "Яблоко". Мы знаем, какой у нас стала свобода передвижения граждан по российской территории. О передвижении российским железнодорожным транспортом нам напомнил коллега Лебедев. О передвижении авиационным транспортом нам рассказали коллеги, пытавшиеся вылететь в Самару. То, что происходит в стране — это не только уничтожение политических прав, это ликвидация базовых гражданских свобод, в том числе свободы передвижения. Лишение гражданских свобод распространяется не только на политических активистов оппозиционных движений. Это распространяется и на олигархов и бюрократов, многие из которых остаются вполне лояльными этой власти. Когда в апреле этого года из-за Кремлевской стены прозвучал намек о нежелательности поездок в Лондон на экономический форум, то ряды бизнесменов, собиравшихся в Лондон на форум, радикально поредели. Когда уничтожаются гражданские свободы, они уничтожаются для всех.

     Спрашивается, а что же нам теперь делать? Что делать в условиях поединка, когда противная сторона имеет перед нами несопоставимое превосходство в силах и средствах – в финансовых, информационных и прочих ресурсах — и в ресурсах непосредственного насилия? К тому же, как отметили многие выступающие, она еще и постоянно меняет правила игры под любыми поводами и без поводов. Для тех, кто сомневается в том, что эти правила не могут быть изменены в будущем, рекомендую прислушаться к выступлению российского президента перед западными журналистами в начале июня: "Но чем я буду заниматься, я повторяю, мне пока не хотелось бы говорить… Посмотрим, многое будет зависеть от того, как будет складываться политический процесс в России в конце текущего, в начале следующего года. Разные есть варианты». Это хорошее напоминание для тех, кто полагает, что у кого-то, не являющегося частью этой власти, есть хоть какой-либо шанс на честную победу в этих выборах. Подумайте о тех десятках и сотнях миллиардов долларов, которые отобраны у российских граждан и у российского государства, которые сейчас лихорадочно легитимизируются. Подумайте: вот так взять и просто от всего этого отказаться?

     Подумайте о судьбе тех, кто пытался участвовать в тех или иных выборных кампаниях. Подумайте в том числе и о Сергее Юшенкове, пытавшемся создать политическую партию, подумайте о том, как участвовали в президентских выборах 2003 года господин Рыбкин и господин Глазьев. Подумайте, что произошло с кандидатом на пост президента Украины в 2004 году Ющенко? И подумайте о судьбе того, кто выдвигался в качестве кандидата в президенты Украины в 1999 году, лидера РУХа господина Чорновила, погибшего в странной автомобильной катастрофе по дороге в Киев. Правда, совершенно аналогичной той автомобильной катастрофе, в которой за три десятилетия до этого погиб господин Машеров, тогдашний первый секретарь Компартии Белоруссии.

     Я это говорю не для того, чтобы кого-либо запугивать. Я это говорю для того, чтобы мы хорошо себе представляли, с кем мы имеем дело сейчас, и с кем долго еще будет иметь дело наша страна. Я это говорю с тем, чтобы мы не забывали, какие меры и средства могут быть использованы. Я это говорю для того в том числе, чтобы они тоже знали, что мы это знаем.

     В связи со всем сказанным для нас, для «Другой России», возникает очень серьезная проблема. Проблема не в том, что плохо проигрывать выборы. Проиграть честные, открытые, справедливые выборы — можно. Поражение в честной борьбе — это достойное дело. Проиграть нечестные, несправедливые, неконкурентные выборы — глупо. Более того, участвовать в нелегитимных выборах, точнее, как сказал Сергей Адамович Ковалев, в имитации выборов с нелегитимными участниками, с предрешенным результатом — нерационально, нелепо, аморально. Потому что участие в таких выборах прежде всего укрепляет их мафию. Потому что такое участие разрушает нашу собственную страну. Потому что такое участие лишает нас нашего главного ресурса — наших принципов, подрывает нашу мораль. Потому что своим участием мы легитимизируем и нелегитимные процедуры, и нелегитимных участников такой имитации со стороны власти, и саму эту нелегитимную власть. По сути дела, участие в имитации парламентских и президентских выборов предстоящими осенью и зимой — это участие в проекте мафиозной группы по сохранению собственной власти, легитимизация этого проекта. Зачем это «Другой России»?

     Мы сталкиваемся с непростым выбором. Совершенно ясно, что будет сделано все возможное и невозможное, открытое и скрытое, законное и незаконное и преступное, чтобы обеспечить победу их кандидата. Что же нам делать? Участвовать в имитации этих выборов или не участвовать? Если «Другая Россия« участвует в выборах, она легитимизирует нелегимную власть. Если «Другая Россия» не участвует в них, то тогда поле борьбы отдается этой власти без боя. И поле борьбы, и собственная страна, и судьбы наших граждан.

     Что делать?

     Отвечая на этот вопрос, я хотел бы сделать предложение для нашего обсуждения. Предложение состоит из трех следующих пунктов.

     Первое: недопустимость участия в каких-либо операциях мафиозной власти, мафиозной диктатуры, включая, в том числе и неучастие в нелегитимных, имитационных выборах с предрешенным результатом, какими бы они ни были — парламентскими или президентскими.

     Второе: участие в национальных выборах — и парламентских и президентских.

     Третье: что означает одновременное и участие и неучастие в выборах? В каких выборах участвовать? В своих. В других выборах. В выборах, которые будет проводить сама "Другая Россия". По честным, справедливым, ясным, твердым правилам. В выборах, которые будут проводить сами члены "Другой России" — представители различных партий и организаций.

     Участники «Другой России» как никто заинтересованы в том, чтобы выборы происходили именно таким образом — честным и открытым. Такой проект вовлекает всех нас в единое, настоящее, крупное дело. «Другой России» нужны выступления, нужны акции, нужна власть. Но выступления нужны не для самих выступлений. Акции нужны не для самих акций, а власть нужна не для самой власти. И выступления, и акции, и власть — все это нужно для создания демократической системы в стране. Демократическую систему невозможно создать из одних только выступлений. Необходимо создание демократических институтов в стране. И они могут быть созданы. В том числе опираясь на ту работу, которая уже начата в регионах — подготовка региональных конференций, праймериз, ассамблей. Участие в таких альтернативных выборах может быть открыто для всех, в том числе и для тех политических партий и организаций, которых сегодня здесь нет. Но если эти выборы будут более открытыми, более широкими, более представительными, проводимыми по честным и твердым процедурам, то они имеют шанс стать более легитимными, чем их выборы. А точнее: стать легитимными выборами в отличие от их нелегитимной имитации.

     Альтернативные выборы — это перспективный проект "Другой России". Это проект, который может ее существенно расширить и укрепить. Если «Другую Россию» рассматривать как политическую партию, как политическое движение, то мы вряд ли имеем право проводить такие выборы. Однако если «Другая Россия» является круглым столом, представляющим всех граждан страны, если «Другая Россия» является представителем российского гражданского общества, то мы не только имеем на это право, мы обязаны это сделать.

     Мы обязаны сделать все возможное для того, чтобы дать миллионам наших сограждан, треть которых, кстати, согласно социологическим опросам, считает нелегитимными официальные выборы, возможность высказаться по принципиальным вопросам нашей жизни, одновременно не подставляя их лишний раз под омоновские дубинки. Подставлять спины и головы под дубинки можно, если это ведет к победе. Подставлять просто так — для обоснования милицейского туризма — нелепо. Давайте попробуем сделать проект под названием «Альтернативные выборы», проект, позволяющий выразить интересы подавляющего большинства граждан нашей страны. В результате выборов появятся новые органы — органы народного представительства, органы экспертного обсуждения, органы политического согласования.

     Осуществление этого проекта, как и весь поединок с мафиозной властью, не обещает быть простым. Он может быть трудным и долгим. Но проект «Альтернативные выборы» хорош еще и тем, что он не гарантирует ее победителям ни власти, ни теплых мест, ни дач, ни лимузинов. Наоборот, победители таких выборов многим рискуют. У них впереди гарантировано другое — возможно годы противостояния мафиозной власти с гигантскими ресурсами. Но в рамках такого проекта быстро выяснится, какие кандидаты выдвигаются у нас для того, чтобы действительно работать для своих граждан, для своего народа, для своей страны, а какие — для того, чтобы «согреться», для галочки в биографии «участник президентских выборов».

     Уважаемые коллеги! В течение последнего года "Другая Россия" пыталась работать как протопарламент. Это было непросто, временами это было очень трудно. Что-то нам удалось, что-то не удалось. Но «Другая Россия» уже работает как протопарламент. Теперь пора переходить к следующей стадии. Переходить от протопарламента к парламенту.

http://www.theotherrussia.ru/verbatim/verbatim2-5.php



Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА