независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

МАКРОЭКОНОМИКА

Досрочная рецессия

Андрей Илларионов
старший научный сотрудник Института Катона

   Как известно, 1 декабря 2008 г. Комитет по определению сроков делового цикла Национального бюро экономических исследований США (The Business Cycle Dating Committee of the National Bureau of Economic Research, BCDC NBER) объявил результаты телефонной конференции, прошедшей среди его членов 28 ноября. Комитет решил, что очередной пик экономической активности в США был достигнут в декабре 2007 г. В декабре же 2007-го началась и новая рецессия. Заявление комитета означает, что экономика США находится в состоянии рецессии практически в течение всего года.

   Ряд наблюдателей уже обратили внимание на это противоречие. Оно кажется необычным, так как заключения о дате начала рецессии в американской экономике — как комитета, так, в частности, и мои — основываются на анализе одних и тех же статистических рядов. Такая ситуация заставляет обратиться к их первоисточнику, чтобы понять причины расхождения.

   Выяснилось, что основной причиной для появления такого объявления о рецессии стало существенное изменение методики определения сроков делового цикла, произошедшее во второй раз за последние семь лет.

   Не только ВВП

   Со времени образования NBER в 1920 г. и определения им первой даты пика делового цикла в 1929 г. вплоть до 2000 г. основным критерием определения его сроков служила динамика реального ВВП. Отрицательный прирост ВВП на протяжении двух кварталов подряд служил основанием для объявления наступления рецессии. Именно это правило определения рецессии вошло в большинство современных учебников, активно использовалось и продолжает использоваться десятилетиями в экономической и деловой прессе.

   Со временем в дополнение к показателю ВВП, рассчитываемому в квартальном режиме, стали использоваться также и другие показатели экономической активности, рассчитываемые в месячном режиме, в частности реальные доходы населения, занятость, промышленное производство, оптовые и розничные продажи. Для подтверждения начала рецессии нужно было наличие отрицательных темпов прироста для всех показателей одновременно.

   Первое существенное изменение традиционной методики определения сроков цикла произошло при оценке начала первой рецессии нового века. Поначалу все шло как обычно. В ноябре 2001 г. стало ясно, что с марта 2001-го все пять вышеупомянутых показателей снижались. Причем это снижение продолжалось в течение уже семи месяцев подряд (в том числе ВВП — в течение I и II кварталов 2001 г.). Это позволило комитету 26 ноября 2001 г. сделать объявление о начале рецессии в марте 2001 г. Тогда же в своем комментарии комитет отметил, что показатель ВВП остается «наилучшим единичным показателем измерения агрегированной экономической активности».

   Некоторое время спустя при досчетах экономической статистики выяснилось, что сокращения ВВП во II квартале 2001 г. не было — по уточненным данным, он вырос на 1,2%. Перед комитетом возникла дилемма: либо придерживаться правил и тогда отказаться от утверждения о начале рецессии в марте 2001 г., либо подтвердить свое решение о начале рецессии в марте 2001 г., но в таком случае изменить правила. Комитет принял решение сохранить свой первоначальный вердикт.

   В 2003 г. комитет подтвердил роль ВВП как наиболее важного индикатора идентификации сроков делового цикла. Одновременно особенно подчеркивалась важность синхронного поведения значений всех четырех показателей, рассчитываемых в ежемесячном режиме.

   На глазок

   При определении сроков нынешней, последней, рецессии члены комитета столкнулись с рядом проблем, решение которых они нашли на пути еще одной ревизии. В определении рецессии, предлагаемом теперь комитетом, исчезли такие составляющие, как «ВВП», «промышленное производство», «оптовая и розничная торговля». Эти термины заменили на «производство» и «другие показатели». Кроме того, срок начала рецессии был изменен с формулировки «сразу же после пика экономической активности» на «когда экономика достигает пика экономической активности».

   В практическом анализе количество используемых индикаторов тем не менее было увеличено до семи. Список индикаторов, по поведению которых комитет теперь определяет даты цикла, выглядит следующим образом: реальный валовой внутренний продукт, реальный валовой внутренний доход, численность занятых (отдельно по опросу домохозяйств и по опросу работодателей), реальные личные доходы, за исключением трансфертов, реальные продажи товаров и объем промышленного производства. ВВП и валовой внутренний доход берутся в оценке за квартал, а остальные — за месяц.

   Проанализировав ряды значений по каждому из показателей, комитет пришел к выводу, который и был обнародован несколько дней назад. Непредвзятому исследователю сделать такой вывод непросто. Проблема заключается в том, что у каждого из семи выбранных показателей пики значений были достигнуты в разное время. Причем у трех показателей — ВВП, промышленного производства и продаж — уже после декабря 2007 г. Детальных объяснений своему решению комитет не дает, за исключением общего утверждения: «Сокращение экономической активности в 2008 г. соответствует определению рецессии, сформулированному самим комитетом».

   Понимая, что такого рода объяснения не выглядят убедительно, комитет дополнительно пояснил: «Хотя все эти индикаторы и являются наиболее важными критериями, не существует фиксированного правила, которое бы установило, какие конкретно критерии могут дать дополнительную информацию в каждом конкретном эпизоде». Такое «разъяснение» не только не прояснило ситуацию, но и существенно усугубило возникшую конфузию.

   Иными словами, главным в определении дат делового цикла теперь будут не факты, проверяемые на соответствие ясным критериям рецессии, а мнения членов комитета, интерпретирующие эти данные в «каждом конкретном эпизоде». Такое решение означает отказ от четких и устойчивых процедур в определении хронологии важнейших экономических событий.

   В этой связи вынужден признать, что в части нашей дискуссии с Егором Гайдаром о том, как именно комитет NBER будет определять сроки нынешней рецессии — по правилам или без, — Егор Тимурович оказался ближе к действительности. Со своей стороны замечу, что это произошло исключительно из-за изменения тех процедур, каким комитет традиционно следовал раньше.

   Неудивительно, что такое решение, принятое комитетом, порождает естественные вопросы: почему решили изменить методику, почему именно сейчас и почему таким образом? В качестве версии ответа на эти вопросы не годится возможное уточнение данных за предыдущие месяцы. Некоторая корректировка данных действительно произошла, но она не изменила ни динамики показателей, ни дат их пиков.

   Более того, такого опоздания с объявлением начала рецессии, как сейчас, за 30 лет работы комитета не наблюдалось. Хотя комитет утверждает, что ему требуется от 6 до 18 месяцев для определения даты начала рецессии, обычно ему хватало и более короткого срока. Январский пик экономической активности 1980 г. и, следовательно, начало рецессии были объявлены комитетом через четыре месяца — 3 июня 1980 г. Июльский пик экономической активности 1981 г. был объявлен через пять месяцев — 6 января 1982 г. Июльский пик 1990 г. был объявлен через девять месяцев — 25 апреля 1991 г.

   Сейчас же объявление комитета произошло через 11 месяцев после декабря 2007 г. Если статистические данные говорили о сокращении экономической активности с декабря 2007 г., то через 5-7 месяцев после получения этих данных — летом 2008 г. — можно было бы и объявить о начале рецессии. Но этого не было сделано. Почему? Таких данных не было? Или члены комитета не были уверены в том, что это рецессия? Что заставило их удостовериться в этом сейчас?

   Потому, отвечает комитет в документе «Часто задаваемые вопросы», что «экономическая активность, измеряемая производством, была близка к неизменной примерно с сентября 2007 г. примерно до июня 2008 г. при пике занятости, достигнутом в декабре 2007 г.». А оценка месячного реального ВВП, проведенная компанией Macroeconomic Аdvisers и используемая также комитетом в качестве вспомогательного индикатора, показывает, что один из пиков месячного ВВП был достигнут в январе 2008 г., а второй, еще более высокий, — в июне 2008 г. Более того, комитет подтверждает, что на момент объявления рецессии в течение двух последовательных кварталов спада не было. Эти уточнения лишь добавляют сомнений в корректности выбора.

   Сарым методом

   Чтобы ответить на вопрос «почему?», попробуем понять, какие проблемы возникли бы, если бы применялась традиционная методика. В таком случае выясняется, что последний месяц, для которого характерен пик хотя бы одного из индикаторов (на самом деле даже двух — реального ВВП и реальных продаж), а значит, и дата, на которую приходится последний пик экономической активности в США, — июнь 2008 г. Начиная с июля все используемые в качестве критериев показатели снижаются. При продолжении сокращения значений этих показателей в течение шести месяцев подряд (судя по поступающим данным, факт почти предопределенный) можно было бы и зафиксировать наступление рецессии. Нетрудно подсчитать, что датой объявления стала бы последняя неделя января или первая неделя февраля 2009 г.

   В этом времени нет ничего необычного, кроме, пожалуй, одного — инаугурации нового президента США. Понятно, что начало рецессии вскоре после такого события не станет вдохновляющим известием для новой администрации, с которой многие в США, в том числе и среди экономистов, связывают свои надежды. При всем понимании возможной мотивировки решения согласиться с ним трудно. Оно ставит на повестку дня всего мирового экономического сообщества вопрос о критериях объективного определения дат делового цикла. Наконец, это решение не закрывает вопроса об определении действительных сроков начала нынешней рецессии в США.

   Со своей стороны выскажусь в поддержку прежнего подхода к определению даты рецессии. Его можно использовать не только узкому ареопагу небожителей, извещающих о своих решениях по результатам напоминающих сеансы магии обсуждений, но и любому человеку, немного понимающему в экономической статистике. Процедура относительно проста и не подвержена субъективным влияниям. При ее применении оказывается, что последний пик экономической активности в США был достигнут в июне 2008 г., а рецессия началась, скорее всего, в июле 2008 г.


Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА