независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

Тезисы о климатических изменениях

Газета.ру, 7 декабря 2009 г.

   Андрей Илларионов, президент Института экономического анализа, Москва; старший научный сотрудник Института Катона, Вашингтон

   Накануне саммита в Копенгагене полезно еще раз уточнить, что более или менее точно известно о климате нашей планеты и его изменениях.

   Очевидно, что краткая статья не может заменить собой детальные исследования специалистов в целом ряде научных дисциплин – климатологи, физике атмосферы, химии, геологии, астрономии, экономике. Однако в статье можно предложить несколько базовых тезисов об основных тенденциях в эволюции климата, о прогнозах и последствиях его изменений.

   1. Климат планеты Земля постоянно меняется. Он менялся в прошлом, меняется в настоящем, очевидно, будет меняться в будущем – до тех пор, пока существует наша планета.

   2. Климатические изменения имеют в значительной степени циклическую природу. Временные горизонты климатических циклов различны – от всем привычного годового цикла до циклов длиною 65-70 лет, 1300 лет, 100 тыс. лет (циклы Миланковича).

   3. Принципиальных разногласий по поводу самого факта климатических изменений среди ученых, общественности, правительств нет; по этому поводу существует широкий консенсус – изменения климата Земли происходят постоянно. Создание сторонниками климатического алармизма мифа, будто бы их оппоненты отрицают факт изменения климата, является недобросовестной пропагандой.

   4. Разногласия между климатологами, экономистами, общественными деятелями существуют не по поводу самих климатических изменений, а по другим вопросам. В частности, разногласия существуют относительно:
   - сравнительного уровня современной температуры (по отношению с исторически наблюдавшимся),
   - направленности климатических изменений,
   - масштабов климатических изменений,
   - скорости климатических изменений,
   - причин климатических изменений,
   - прогнозов климатических изменений,
   - последствий климатических изменений,
   - оптимальной стратегии реагирования человечества на изменения климата.

   5. Непредвзятый ответ на многие из этих вопросов критическим образом зависит от избираемого временного горизонта – 10 лет, 30 лет, 70 лет, 1000 лет, 10 тыс. лет, сотни тысяч или миллионы лет. В зависимости от временного горизонта ответы на эти вопросы могут быть разными, в том числе и прямо противоположными.

   6. Нынешний уровень глобальной температуры в исторической перспективе не является уникальным. Среднегодовая температура планеты Земля в настоящее время оценивается примерно в 14,5 градусов Цельсия. В ее истории было лишь несколько периодов, когда земная температура была ниже нынешней – в раннем пермском периоде, в олигоцене, во время периодических оледенений плейстоцена. В течение большей части времени из последнего полумиллиарда лет температура воздуха на поверхности Земли заметно превышала нынешнюю, причем в течение примерно половины этого срока она была примерно на 10-12°С выше нынешней (то есть в пределах 25-27°С). Во время регулярных оледенений плейстоцена холодные периоды, длившиеся по приблизительно 90 тыс. лет, с пиковыми температурами на 10°С ниже нынешней, сменялись короткими (по 4-6 тыс. лет) теплыми межледниковыми периодами с температурами на 2-4°С выше нынешней. Примерно 10 тыс. лет назад началось очередное заметное повышение температуры (примерно на 10°С), благодаря которому растаял колоссальный ледник, занимавший значительную часть территории Евразии. Потепление климата сыграло ключевую роль в овладении человеком секретами земледелия и переходе человечества к цивилизационной стадии своего развития. За последние 10 тыс. лет отмечено по крайней мере 5 теплых периодов – т.н. «климатических оптимумов», в течение каждого из которых на протяжении 150-300 лет температура на планете была на 1-3°С выше нынешней.

   7. Направленность климатических изменений критически зависит от выбора временного горизонта. В последние 11 лет (1998-2009 гг.) глобальная температура снизилась примерно на 0,2°С. В предшествовавшие 20 лет (1978-1998 гг.) она повысилась примерно на 0,4°С. В течение предшествовавших 30 лет (1946-1976 гг.) температура снизилась примерно на 0,1°С. В предшествовавшие два столетия (1740-е гг. – 1940-е гг.) тренд глобальной температуры в целом был нейтральным – с периодическими потеплениями, за которыми следовали похолодания, а за ними – очередные потепления. За последние три столетия (с рубежа 17-18 веков) температура в северном полушарии повысилась примерно на 1,3°С, а т.н. «малый ледниковый период» (МЛП), приходившийся на 1500-1740 гг., сменился современным климатическим оптимумом (СКО), начавшимся в 1980-х годах. В течение трех столетий, предшествовавших МЛП, температура в северном полушарии снижалась по сравнению с уровнем, достигнутым ею во время средневекового климатического оптимума (СВКО) в 8-м – 13-м веках. В зависимости от избираемых временных рамок долгосрочный температурный тренд получает разный угол наклона. Для периодов последних 2 тыс. лет, последних 4 тыс. лет, последних 8 тыс. лет он является отрицательным. Для периодов последних 1300 лет, последних 5 тыс. лет, последних 9 тыс. лет. он становится положительным.

   8. Масштабы современных климатических изменений много скромнее масштабов климатических изменений, наблюдавшихся ранее в истории планеты. Межгосударственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) называет рост глобальной температуры на 0,76°С за последнее столетие (1906-2005 гг.) экстраординарным. Есть основания полагать эту величину несколько завышенной. Однако главное заключается в том, что в прошлом повышение температуры было более значительным, чем в современную эпоху. Сопоставимые данные демонстрируют, что повышение температуры, например, в Центральной Англии в 18 веке (на 0,97°С) было более существенным, чем в 20-м (на 0,90°С). Изменение температуры в Центральной Гренландии показывает, что за последние 50 тыс. лет было не менее дюжины периодов, в течение которых региональная температура повышалась на 10-13°С. С учетом существующих корреляций между изменениями температуры в высоких широтах и изменениями температуры на всей планете консервативная оценка роста глобальной температуры дает 4-6°С в течение каждого периода, что в 5-7 раз больше, чем фактическое (и к тому же, возможно, несколько преувеличенное) повышение температуры в 20-м веке.

   9. Скорость нынешних климатических изменений (скорость современного потепления) по историческим меркам не является уникальной. По данным МГЭИК скорость повышения температуры за последние 50 лет составляла 0,13°С за десятилетие. По имеющимся сопоставимым данным, полученным с помощью инструментальных измерений, более высокая скорость повышения температуры за десятилетие в течение полувека наблюдалась, как минимум, трижды: в конце 17 века – начале 18 века, во второй половине 18 века, в конце 19 века – начале 20 века. Скорость потепления за столетие, наблюдавшаяся в 20 веке, уступает как скорости потепления, зафиксированной в 18 веке с помощью инструментальных измерений, так и скорости потепления по меньшей мере в 13 случаях за последние 50 тыс. лет, определенной с помощью методов палеоклиматологии.

   10. Среди причин климатических изменений в доиндустриальную эпоху не было антропогенных факторов – в силу скромных размеров как численности человечества, так и масштабов его хозяйственной деятельности. При этом диапазон климатических флуктуаций, их скорость и пиковые значения в доиндустриальную эпоху превосходили параметры изменений климата, зафиксированные в индустриальную эпоху.

   11. Во время индустриальной эпохи, наступление которой традиционно относят к началу 19-го века, климатические изменения находятся под воздействием факторов как природного, так и антропогенного характера. О силе (слабости) воздействия на климат со стороны антропогенных факторов можно судить, в частности, по параметрам климатических изменений в последние годы в сравнении с их значениями в предшествующие периоды. Поскольку значения указанных параметров в индустриальную эпоху заметно скромнее, чем в доиндустриальную, то оснований для утверждений о том, что антропогенные факторы по своей силе уже сравнялись с природными факторами и тем более превысили их, в настоящее время нет.

   12. Факторы климатических изменений антропогенного происхождения весьма разнообразны и не сводятся только к углекислому газу. Человечество оказывает воздействие на локальный, региональный и глобальный климат путем постройки зданий и сооружений, обогрева жилья, отопления производственных и общественных помещений, занятия промышленностью, вырубки и посадки лесов, распашки пашни, сооружения плотин, осушения и обводнения земель, выравнивания и асфальтирования территории, эмиссии аэрозолей и т.д.

   13. Относительно роли в изменениях климата углекислого газа консенсуса в научном сообществе нет. Некоторые ученые полагают, что его роль весьма велика, другие – что его роль по сравнению с другими факторами вспомогательна. Есть ученые, утверждающие, что углекислый газ не оказывает заметного воздействия на климат. Существуют также серьезные разногласия относительно характера и направленности возможной причинно-следственной связи между концентрацией углекислого газа и температурой: одни исследователи считают изменение концентрации углекислого газа причиной повышения температуры, другие уверены в обратном – в том, что именно флуктуации температуры вызывают долгосрочные изменения углекислого газа.

   14. В отличие от угарного газа (СО) углекислый газ (СО2) безвреден для человека; в отличие от аэрозолей, вредных и опасных веществ углекислый газ не загрязняет окружающую среду. Он не имеет цвета, вкуса, запаха. Поэтому популярные фото и видео, показывающие дымящие заводские трубы и выхлопы автомобилей в качестве иллюстраций т.н. «внешнего вида» углекислого газа, являются введением публики в заблуждение. Следует также иметь в виду, что повышенная концентрация углекислого газа в воздухе оказывает положительное воздействие на увеличение продуктивности растений, в том числе многих сельскохозяйственных культур.

   15. Связь динамики концентрации углекислого газа с климатическими изменениями остается предметом оживленной дискуссии. Фактом является увеличение концентрации углекислого газа в атмосфере за последние два столетия более чем на 100 единиц – с 280 частиц на миллион частиц воздуха в начале 19-го века до 387 частиц в 2009 г. Этот рост концентрации по времени совпал с повышением в целом за этот период глобальной температуры воздуха примерно на 0,8°С. Однако динамика концентрации СО2 далеко не всегда коррелировала с ожидаемыми колебаниями температуры. Значительным и быстрым повышениям глобальной температуры во время межледниковых периодов эпохи плейстоцена, во время климатических оптимумов последних тысячелетий, в 18 веке не предшествовали периоды роста концентрации углекислого газа. В индустриальную эпоху увеличение концентрации углекислого газа также не всегда сопровождалось повышением глобальной температуры. В 1944-1976 гг. концентрация углекислого газа в атмосфере повысилась на 24 единицы – с 308 до 332 частиц, однако глобальная температура за это время упала на 0,36°С. В 1998-2009 гг. концентрация углекислого газа повысилась на 20 единиц – с 367 до 387 частиц, однако глобальная температура за это же время снизилась на 0,2°С. В первой половине 1940-х годов концентрация углекислого газа в атмосфере снизилась на 3 единицы (в результате массовых разрушений экономического потенциала, вызванных Второй мировой войной). Это не помешало глобальной температуре вырасти за то же время на 0,24°С.

   16. Глобальные климатические модели пока демонстрируют ограниченную пригодность. Комплексная природа климатической системы побудила создание сложных моделей глобального климата, пытающихся учитывать воздействие на него большого количества различных факторов. В соответствии с прогнозами, разработанными на основе этих моделей в Великобритании и США в конце 1990-х – начале 2000-х годов, глобальная температура к концу 21-го столетия должна увеличиться на 2,0-5,8°С, в том числе в течение первого десятилетия нынешнего века – на 0,2-0,5°С. В действительности фактическая глобальная температура за это время не выросла, а снизилась – на 0,2°С.

   17. Прогнозы глобальных климатических изменений, сделанные в начале нынешнего десятилетия российскими учеными (в том числе из Арктического и Антарктического научно-исследовательского института РАН, Главной геофизической обсерватории им. А.И.Воейкова), предсказывали снижение глобальной температуры на 0,6-0,7°С к 2025-2030 годам по сравнению с локальным температурным пиком, достигнутым на рубеже 20-го и 21-го веков. В течение первого десятилетия 21-го века фактическое снижение глобальной температуры происходило в целом в соответствии с прогнозом, сделанным российскими учеными десятилетие назад.

   18. Последствия климатических изменений для человека существенно различаются в зависимости от их направленности, масштабов, скорости. Повышение температуры приводит к установлению более теплого, мягкого и влажного климата, а ее снижение – к более холодному, жесткому и сухому. Условия жизни человека и ведения им хозяйственной деятельности в более теплом климате являются более благоприятными, чем в более холодном (сокращение расходов на отопление и обогрев помещений, уменьшение объемов питания, необходимого для поддержания энергии и тепла в холодном климате, увеличение вегетационного периода растений, повышение урожайности сельскохозяйственных культур, удлинение сроков навигации и т.д.).

   19. Климатический дивиденд в результате потепления является весьма существенным. Особенно значительным оказывается эффект повышения температуры в странах и на территориях, находящиеся в высоких широтах. По оценкам Института экономического анализа более высокая среднегодовая температура на территории России в 1992-2005 гг. по сравнению с периодом 1970-80 гг. обеспечила российским хозяйственным субъектам совокупную экономию издержек в размере около 1% ВВП в год.

   20. Предлагаемые сторонниками климатического алармизма методы «борьбы с глобальным потеплением» путем сокращения эмиссии углекислого газа являются не только научно необоснованными – в силу отсутствия экстраординарных характеристик современных климатических изменений, но и неимоверно дорогими в экономическом отношении. Особенно опасными такие меры в случае их принятия оказываются для стран среднего и невысокого уровней экономического развития, фактически отрезающие им путь к сокращению экономического отставания от более развитых государств мира.

   21. Влияние факторов антропогенного происхождения на климат незначительно по сравнению с воздействием факторов природного характера и прежде всего Солнца. Поэтому наиболее эффективной стратегией реагирования человечества на разные типы климатических изменений является его адаптация (приспособление) к меняющимся внешним условиям. Таким образом люди реагировали на более масштабные климатические изменения в предшествующие эпохи, будучи к ним менее подготовленными. В настоящее время человечество обладает большими, чем ранее, ресурсами для своей адаптации к флуктуациям климата, оно лучше подготовлено к такого рода изменениям как научно, так технически и психологически. Издержки адаптации к изменениям климата для человечества несопоставимо меньше, чем при реализации навязываемой ему идеологии и практики климатического алармизма.



Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА