независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

Андрей Илларионов: главный ресурс для развития — свобода человека
Зеркало недели. Украина», 26 августа 2011 г.


   Имя бывшего советника российского президента Владимира Путина, а ныне научного сотрудника Института Катона (США) Андрея Илларионова хорошо знают в мире политики, экономики и финансов. Оппозиционный экономист заслужил уважение своим профессиональным анализом ситуации и реалистичными прогнозами. О том, чего ожидать Украине в условиях нынешней непростой ситуации в мировой экономике, какие главные угрозы несут для нашей страны проблемы вокруг доллара и евро – в интервью Андрея ИЛЛАРИОНОВА нашему изданию.

   — Андрей Николаевич, 24 августа исполнилось двадцать лет с момента провозглашения Верховной Радой независимости Украины. В начале девяностых мало кто из зарубежных политологов верил в длительное существование Украины как независимого государства, считая ее неким неестественным образованием. После оранжевой революции 2004 года в Украине увидели лидера политических преобразований на постсоветском пространстве. Сегодня многие считают Украину failed state, недееспособным государством. На ваш взгляд, каковы основные неудачи и достижения нашей страны за последние два десятилетия?

   — К достижениям я бы отнес то, что в последние шесть-семь лет в украинском обществе стало проявляться понимание, что же такое независимая Украина. Кажется, до этого времени подобного понимания или не было вовсе, или же оно носило неясный характер. Первые шаги подобного рода были сделаны еще Леонидом Кучмой, но его попытки были непоследовательными. Ситуация заметно изменилась с приходом Виктора Ющенко. К нему предъявлялось немало претензий. В частности, относительно неосуществленности экономических реформ во время его президентства. Со значительной частью критики в адрес Ющенко можно согласиться. Хотя при этом надо иметь в виду, что, согласно тогдашнему конституционному устройству Украины, главным проводником экономических реформ должно было быть правительство.

   Но Виктору Ющенко удалось добиться успеха в другой, возможно, более важной сфере — в формировании украинского самосознания. Для независимой страны это важнейшее предварительное условие сколько-нибудь успешного существования, не говоря уже о возможности проведения успешных реформ. Трудно ожидать успеха от государства, сам факт независимого существования которого постоянно — осознанно или бессознательно — подвергается сомнению, если граждане не ассоциируют себя со своей страной. И, как кажется, Виктор Ющенко заложил для этого необходимый фундамент.

   — Это то, что вы относите к достижениям. А каковы основные неудачи?

   — Украине не удалось создать свободную рыночную экономику, устойчивое демократическое общество. События последних полутора лет — яркое тому подтверждение: сегодня Украина не является полностью свободной в политическом отношении страной, какой она была при президенте Ющенко. Создать демократию и создать устойчивую демократию — это не одно и то же. Наконец, Украине не удалось создать правовую систему, соответствующую свободному обществу, свободной экономике, демократической системе. Эти три задачи не были решены — они для будущего.

   Одна из самых главных проблем нынешней Украины — очевидная утрата доверия к власти со стороны общества. Более долгосрочной задачей Украины является укрепление украинского национального сознания. Это ни в коей мере не означает, что все должны думать одинаково. Но хотя бы по некоторым ключевым параметрам в стране необходимо иметь некое подобие консенсуса.

   Это касается не только того, интегрироваться ли Украине в Европу, вступать ли ей в ЕС и НАТО, а прежде всего ключевых вопросов истории самой Украины. Границы между идеологическими и партийно-политическими представлениями людей по-прежнему слишком сильно совпадают с региональными границами в Украине. Это серьезная проблема для средне- и долгосрочного существования страны как независимого государства.

   — Виктор Янукович и Партия регионов шли к власти под лозунгами перемен. После прихода этой политической силы к власти, как вы оцениваете экономические реформы, которые проводит в Украине правительство Николая Азарова?

   — Я не знаком с деталями этих реформ. Цели некоторых из них вызывают изначальную поддержку. Но у меня сложилось впечатление, что реформы, объявленные и проводимые правительством в последние полтора года, не получают достаточной поддержки в украинском обществе. Рейтинг правящей партии упал вдвое, что свидетельствует о реакции на действия власти. Опыт же успешного реформирования говорит о том, что реформы становятся результативными и устойчивыми, если они получают поддержку значительной части граждан. Если реформы отторгаются обществом, то даже, несмотря на свою возможную краткосрочную экономическую эффективность, в долгосрочном плане они могут оказаться неудачными.

   — Но Виктор Янукович, в отличие от своего предшественника Виктора Ющенко, сумел сконцентрировать в руках всю полноту власти. Разве этого недостаточно для проведения реформ, необходимых для дальнейшего экономического развития страны?

   — Концентрации власти в руках одного человека или группы людей для проведения самих реформ достаточно, для их успеха — нет.

   — В Чили генералу Пиночету удалось провести экономические реформы…

   — Когда Пиночет проводил референдум о доверии себе, то, несмотря на то что реформы еще не стали давать полную отдачу, почти половина избирателей поддержала его. Кажется, нынешний уровень поддержки г-на Януковича не столь высок. Пока политическая сила, провозглашающая реформы, находится у власти, можно сохранять впечатление, что ее решения претворяются в жизнь. Насколько они окажутся жизнеспособными в средне- и долгосрочной перспективе, зависит от поддержки общества. Иначе реформы, которые власть считает необходимыми, могут оказаться недолговечными.

   Преобразования иранского шаха Мохаммеда Реза Пехлеви многими наблюдателями оценивались как весьма успешные. Что от них осталось после того, как к власти в Тегеране пришли аятоллы? Правительство Чан Кайши на территории континентального Китая в 1920—1930-е годы проводило весьма либеральную экономическую политику, приведшую к расцвету Шанхая и многих других южнокитайских городов. Но что стало с этими реформами после того, как власть была захвачена КПК?

   Отсутствие массовой поддержки реформ со стороны большинства украинцев и отсутствие способности нынешних властей сотрудничать с обществом мешают сделать преобразования устойчивыми. Построение «вертикальной системы» — это бюрократический ответ властей на надежды, пожелания и требования общества, это демонстрация независимости власти от граждан. Но это и гарантированное получение негативной реакции со стороны вполне развитого, самостоятельного и размышляющего украинского общества.

   — Итак, в будущем Украину ожидают социальные взрывы?

   — Речь не столько о социальных взрывах. Внутреннее неприятие большинством того, что делает власть, может оказаться опаснее социального негодования, которое рано или поздно способно привести к отмене неприемлемых решений. Это может сделать и политическая сила, которая придет на смену нынешней команды. Вероятно и то, что при сохранении законов на бумаге реальная практика будет существенно от них отличаться.

   — В последнее время вы много времени уделяете грузинскому опыту реформ. Почему преобразования, которые удались Грузии, не состоялись ни в авторитарной России, ни в «демократической» Украине?

   — Существуют несколько ключевых параметров, отличающих грузинскую ситуацию от украинской и российской. Первый — это политическое лидерство. На то, что происходит в стране, очень серьезный отпечаток накладывает личность человека, оказавшегося во главе государства. Грузии невероятно повезло с президентом Михаилом Саакашвили. Второй: в Грузии оказалась достаточно большая группа людей, придерживавшихся и придерживающихся сходных взглядов на будущее устройство страны, разделяющих общие подходы в экономике, правовой и политической системе, к внешнеполитической ориентации страны. Такой большой — относительно всего общества и числа политически активных граждан — группы единомышленников не было и нет ни в России, ни в Украине. Для вашей страны вообще одной из серьезных проблем является колоссальный дефицит людей с устойчивыми либеральными взглядами.

   Эти два параметра являются решающими. Но есть еще один фактор: это историческая память о существовании независимого государства. В Грузии помнят о демократическом государстве в 1918–1921 годах со свободными выборами, парламентом, президентом, эффективной властью. В отличие от Грузии Украинская Народная Республика продержалась недолго, всю территорию страны не контролировала, при этом имелось несколько режимов, находившихся в состоянии перманентной войны друг с другом. Ни одной политической силе, за исключением большевиков, в 1918–1920 годах не удалось создать эффективно функционировавшую власть.

   — Последние два десятилетия отношения Украины с Россией были крайне нестабильны: ледниковые периоды сменялись оттепелями и наоборот. Одна из причин украинско-российских конфликтов — политика российского руководства, жесткими мерами стремящегося достичь своих целей, не считаясь с интересами нашей страны. Возможны ли равноправные отношения Киева и Москвы?

   — Для того чтобы Украина стала независимой не только де-юре, но и де-факто, она должна быть сильной. Экономически, внутри- и внешнеполитически. Учитывая регулярно произносимые российским руководством угрозы, понятно стремление значительной части украинского общества получить защиту в рамках влиятельных международных организаций, включая ЕС и НАТО, которые воспринимаются как противовес в случае реализации силового сценария со стороны российских имперских кругов.

   — Велика вероятность того, что нынешней осенью Украина и Евросоюз подпишут соглашение об ассоциации и создании зоны свободной торговли. Кремль всячески препятствует этому, используя политику кнута и пряника. В частности, многие эксперты говорят об угрозе начала полномасштабной торговой войны между Украиной и Россией из-за нежелания официального Киева вступать в Таможенный союз. Москва действительно готова ударить по всем направлениям двусторонних отношений — газовому, металлургическому, химическому, военно-промышленному, мясомолочному, карамельному и т.д. или это только сотрясание воздуха?

   — Способно ли российское политическое руководство претворить в жизнь свои угрозы? Примеры его действий по отношению к Грузии, Молдове, Беларуси, странам Балтии, самой Украине однозначно показывают: да, способно. Приведет ли шантаж, реализация угроз к желаемым результатам? А вот это неочевидно. Результат во многом зависит от политической зрелости украинского руководства, его способности или неготовности поддаваться на шантаж.

   Небольшая Грузия, обладающая экономическим и финансовым потенциалом, наверное, раз в 20 меньшим, чем Украина, но имеющая политическое руководство с характером, оказалась способной противостоять давлению России. И не только выживать в условиях тотального торгового, экономического, транспортного, финансового эмбарго, но и обращать эту блокаду в свою пользу, выходить на мировые рынки, завоевывать там ниши, и даже в условиях острого кризиса в мировой экономике иметь более высокие темпы экономического роста, чем Россия.

   Если российское руководство решило шантажировать украинское для того, чтобы заставить Украину вступить в Таможенный союз, то можно сказать лишь одно: не следует поддаваться шантажу. Ни в личной жизни, ни в жизни страны этого делать не следует.

   Экономическая интеграция Западной Европы осуществлялась на добровольной основе. Никто не прибегал к угрозам, шантажу и ультиматумам. Наоборот, Европейский Союз выработал критерии, причем весьма непростые, для своих потенциальных членов. Соответствие страны этим критериям достигалось многолетней работой законодательной и исполнительной властей, всего общества. И только при выполнении этих требований у страны-кандидата появлялся шанс вступить в Евросоюз.

   Поэтому, если под видом якобы интеграции начинают выкручивать руки, шантажировать и угрожать, то такая интеграция ни Украине, ни любому другому государству точно не нужна

   — А нынешняя украинская власть может противостоять давлению со стороны Кремля?

   — Это покажет только жизнь. Пока украинское руководство в своей политике учитывало все пожелания своих московских друзей. Хотя, повторюсь, в условиях, более тяжелых, чем украинские, грузинское политическое руководство оказалось способным проводить вполне самостоятельную политику.

   — Очевидно, что «медовый месяц» отношений Киева и Москвы уже минул. Если исходить из сугубо прагматичных интересов, то что для Украины более выгодно — вступление в Таможенный союз или создание ЗСТ с ЕС?

   — При прочих равных условиях страна могла быть и там, и там. Если обе организации строятся на принципе добровольности, одно не должно противоречить другому. Если же вступление в одну организацию является добровольным, а в другую — нет, то трудно понять, зачем идти во вторую. Не следует идти на поводу у тех, кто шантажирует и угрожает.

   — В контексте нынешней непростой ситуации в мировой экономике (в частности, учитывая проблемы доллара и евро), в чем вы видите основные вызовы для макроэкономической политики Украины?

   — Главные экономические проблемы Украины лежат внутри Украины. Они, конечно, связаны с тем, как развивается ситуация в Европе и Америке. Но прежде всего это проблемы самой Украины.

   Обратите внимание на то, что во время т.н. глобального финансового кризиса 2008–2009 годов, когда Украина очень сильно пострадала, одну из ваших соседок кризис почти не затронул. В этой стране даже наблюдался небольшой экономический рост. Речь идет о Польше. Несмотря на то, что в Германии было сокращение ВВП почти на пять процентов, в Литве и Украине — почти на 15%, в Польше ВВП продолжал расти и вырос на 1,7%.

   Этот пример говорит о том, что даже в условиях крайне неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры при проведении властями грамотной экономической политики страна может избежать существенных потерь и даже продолжать наращивать свой потенциал. Так что если украинскому правительству у кого-то и надо учиться, то, видимо, скорее у властей Польши, Китая, Индии, Австралии — тех стран, которые, несмотря на глобальный кризис, имея структуру экономики, сопоставимую с украинской, продолжали экономический рост.

   — На ваш взгляд, в связи с ситуацией с долларом и евро новый глобальный финансово-экономический кризис неминуем? И если да, то какие страны он затронет?

   — Экономические кризисы вообще неизбежны. Кризис доллара не исключен, но более вероятен кризис евро. Его подпитывают институциональные особенности еврозоны.

   Очевидно, что без кардинального изменения принципов функционирования зоны евро, без подкрепления единой денежной политики проведением единой бюджетной политики дальнейшее устойчивое функционирование еврозоны проблематично. В противном случае зону евро должны покинуть такие ее слабые звенья, как, например, Греция и Италия. Во всяком случае, в нынешнем виде эта конструкция представляется маложизнеспособной.

   При этом надо отдать должное Евросоюзу и политическим элитам европейских стран: в течение многих десятилетий они неоднократно показывали, что, сталкиваясь с серьезными трудностями в экономической, финансовой, торговой, политической сферах, они находили возможности договариваться друг с другом, принимали непростые решения и претворяли их в жизнь. Поэтому, несмотря на стоящие перед ЕС сложности, нельзя исключить того, что его члены смогут найти решение для преодоления и этого кризиса.

   — Николя Саркози и Ангела Меркель предлагают создать правительство еврозоны. Может быть, есть смысл создать мировое правительство для координации, чтобы эффективно регулировать проблемы, подобные нынешней?

   — Создание новых комиссий, комитетов, тем более новых правительств — мне кажется, это тупиковый путь. Следует идти по другому пути, ликвидируя бюрократические рогатки, препоны и органы, их создающие, предоставляя возможности каждому человеку, каждому предпринимателю, каждой стране самим искать пути и способы решения проблем. Чем больше человеческого потенциала в этом участвует, тем энергичнее конкуренция, тем легче преодолеть трудности. Правительства, тем более мировые, проблемы не решают. Они их создают.

   — Как проблемы вокруг доллара и евро могут отразиться на Украине? Создает ли сложившаяся ситуация какие-нибудь преимущества для нее?

   — Проблемы Украины — это прежде всего проблемы самой Украины. Это проблемы неадекватной экономической политики, невероятно высокого налогового бремени, непомерных государственных расходов, колоссальных неэффективных трат по разным направлениям, прежде всего в т.н. социальной сфере.

   Преимущества нынешней ситуации заключаются в возможности извлечения уроков из чужих ошибок. Например: денежная политика должна соответствовать бюджетной. Невозможно удержать курс национальной валюты, если в стране сохраняется значительный бюджетный дефицит; в таком случае валюта неизбежно будет девальвирована. Это полезный урок, в особенности для тех, кто пытался держать неизменным курс гривни.

   — Вы говорите о том, что Украина должна изучать опыт более успешных стран. Но что конкретно должна сделать Украина для минимизации негативных последствий нового кризиса?

   — Снизить налоги, сократить государственные расходы, уменьшить масштабы коррупции, обеспечить верховенство права, освободить от излишнего регулирования экономическую деятельность. Иными словами, проводить политику, которая называется политикой экономической свободы. Индекс экономической свободы для Украины очень низок. А кризисы по экономически несвободным странам бьют сильнее, чем по экономически свободным.

   В 2008 году Грузия стала жертвой российской агрессии, подверглась тотальной блокаде, значительная часть территории была оккупирована российскими войсками, затем страна подверглась ударам внешнего кризиса. Каков результат? В Грузии ВВП сократился на 3,9%, а в России — почти на 9%. К тому же Россия потеряла валютных резервов на 200 млрд. долл., или почти на 12% ВВП.

   Почему так произошло? Почему Россия понесла экономических потерь раз в шесть больше, чем Грузия? Потому что грузинские власти за предыдущие годы создали либеральную, более свободную и соответственно более динамичную экономику. И несмотря на серию тяжелейших ударов, грузинская экономика выдержала кризис намного лучше, чем российская и украинская. И в 2010 году ВВП Грузии вырос на 6,4%, в то время как России — на 4%.

   — Владимир Путин предлагает сделать рубль резервной валютой на территории СНГ. Насколько обоснованно это предложение?

   — Предложить можно что угодно, дело в возможности реализации. Резервную валюту нельзя создать постановлением правительства или указом президента. Резервную валюту могут создать миллионы экономических агентов, у которых возникнет и будет затем сохраняться желание держать свои средства в рублях. Но такое желание у них может возникнуть лишь после немалого ряда лет, в течение которых они убедятся, что российская валюта действительно надежна, что она не подвержена девальвациям, дефолтам, прочим разнообразным экспериментам, которые регулярно проводят российские власти. Следовательно, доверие к валюте является производным от доверия к властям. Чтобы у рубля появился шанс стать резервной валютой, миллионы людей по всему миру должны начать доверять российским властям.

   — Мир вступил в период дефицита природных ресурсов. Чего следует ожидать в этой ситуации?

   — Есть хорошие книги на эту тему, одна из них — «Неисчерпаемый ресурс» Джулиана Саймона. В последние двести лет миру неоднократно казалось, что тот или иной природный ресурс заканчивается и что это якобы приведет к экономическому коллапсу и общественной катастрофе. Исполнился ли хотя бы один из этих прогнозов? Нет. Почему? Потому что наряду со многими действительно исчерпаемыми природными ресурсами в мире есть самый важный ресурс, который действительно является неисчерпаемым по сравнению с другими природными ресурсами. Это человек, его интересы, его мозг, талант, это человеческая инициатива и предприимчивость. Человечество в целом обладает уникальной способностью находить новые материалы, создавать новые технологии, заменять исчерпанные или устаревшие ресурсы другими.

   В середине XIX века важнейшей проблемой Европы считалась ограниченность поголовья китов в Мировом океане: тогда жир этих млекопитающих использовался в лампах для освещения улиц европейских городов. Как известно, человечество решило вопрос освещения городских улиц, не прибегая к использованию китового жира.

   Главный ресурс, которым обладает человечество, — сам человек и обеспеченная его свободой бесконечная способность к дальнейшему развитию и совершенствованию.

Владимир Кравченко 


Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА