независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Это был год великого перелома

   Андрей Илларионов Советник президента по экономическим вопросам 28 декабря 2004

   Название нашей сегодняшней встречи, как вы уже знаете, выглядит достаточно знакомым для многих жителей нашей страны. Не скрою, что события уходящего года, конечно, навевают серьезные параллели и аллюзии как с нашей прошлой историей, так и с историей некоторых других стран. Но говоря о годе великого перелома, я имел в виду и буду иметь в виду сегодня перелом, и великий передом, и даже не один перелом, не только в нашей стране, но и во многих других странах. Собственно говоря, это год не одного перелома, и, по крайней мере, некоторые из них, с моей точки зрения, заслуживают название великих. Обычно, когда мы подводим итоги года, — это касается подведения итогов экономических, политических или каких бы то ни было других, — мы преимущественно останавливаемся на том, что происходило в России, и это правильно. Мы живем в нашей стране, и нас, прежде всего, интересует то, что происходит у нас, почему это происходит, каковы последствия тех событий, которые происходят в нашей стране.

   Но говорить только о нашей стране, исключительно о нашей стране в современном мире, не обращая внимания на то, что происходит за пределами нашей страны, по меньшей мере, недостаточно и некорректно. В современном мире, открытом мире судить о том, что происходит в стране и давать оценки более или менее аккуратные, более или менее корректные, можно только в том случае, если мы понимаем, что в то же самое время происходит в других странах, по каким законам, по каким правилам развиваются другие страны, в каком направлении движутся другие страны. Поэтому именно с краткого обзора того, что, с моей точки зрения, являлось наиболее важным в окружающем мире, я и начну.

   Современные страны живут, развиваются и конкурируют, исходя из решения, может быть, трех наиболее важных задач, которые стоят перед современным человечеством. Каждая страна, и в данном случае, когда мы говорим слово «страна», мы подразумеваем прежде всего, конечно, власти той или иной страны, которые таким образом проводят свою политику, таким образом организуя жизнь в своей стране, чтобы достичь тех или иных результатов. Так вот, страны, власти этих стран стремятся к наращиванию своих экономических потенциалов и, соответственно, повышению жизненного уровня своих граждан, это первое. Это то, что можно назвать, «hard power» — серьезная, крепкая, сильная власть, сильный потенциал, сильный ресурс. Второе — это увеличение привлекательности своих стран, то, что получило название относительно недавно «soft power» — мягкая власть, привлекательность: культурная, идеологическая, политическая, какая угодно. И третье — это стремление наиболее эффективно, наиболее комфортабельно интегрироваться в мировую экономику, в мировое сообщество и занять в этом мировом сообществе достойное для своей страны и своих граждан место.

   Посмотрим, как добивались тех или иных успехов по этим направлениям три важнейших центра современного мира.
Соединенные Штаты Америки. Вы знаете, что США в течение длительного времени находились в тяжелом экономическом положении, но последовательная политика властей по сокращению налогов, по дерегулированию экономики, по снижению процентных ставок привели к тому, что несмотря на существенный рост бюджетного дефицита, дефицита платежного баланса, американская экономика вышла из экономической депрессии, начала экономический рост и вышла на тренд, который характерен для Соединенных Штатов в долгосрочной перспективе, между 3,5 и 4% ежегодного экономического роста. Естественно, пришлось за это заплатить беспрецедентным изменением валютного курса между долларом Соединенных Штатов Америки и основными мировыми валютами, прежде всего, евро. В этом завершающемся году доллар упал примерно на 10%, а с октября 2000 года, когда наблюдался локальный максимум положения доллара, доллар опустился примерно на 60%. Сейчас доллар стоит по отношению к евро дешевле, чем когда бы то ни было, и это один из крупнейших экономических переломов в современной жизни.

   Во втором крупнейшем центре экономической и политической жизни современного мира, в Европе, произошло также историческое событие, все мы стали его свидетелем: Евросоюз принял десять новых членов из Центральной, Восточной и Южной Европы, и таким образом, Европа фактически воссоединилась в пределах к западу, от так называемой линии Керзона, или от старой границы между католицизмом и православием. Без всякого сомнения, это одно из важнейших событий мировой истории. Европа, которая проигрывала и продолжает проигрывать Соединенным Штатам Америки в темпах экономического роста, в темпах повышения производительности труда, в темпах увеличения конкурентоспособности, Европа, которая фактически провалила Лиссабонскую программу создания наиболее конкурентоспособного региона мира к 2010 году, что было недавно признано, в том числе и на официальном уровне, приняла другое направление своего развития — территориальное. И это расширение является наиболее ярким и характерным примером. Последнее решение — начало переговоров о возможном членстве Турции, — знаменует собой преодоление даже того векового разрыва, который существовал в Европе и в части околоевропейских стран в течение веков. Это тоже крупнейшее историческое событие, которое можно тоже называть великим переломом.

   Но наиболее крупные, и наиболее серьезные, и наиболее глубокие события в уходящем году происходили на Востоке, в Китае. То, что происходит в Китае в последнюю четверть века и особенно в последние годы, достойно таких эпитетов, как «выдающийся, исключительный, чрезвычайный, невероятный», и уходящий год стал свидетельством этого. В уходящем году китайский ВВП вновь увеличится более чем на 9%. Среднегодовые темпы прироста ВВП около 9% удерживаются уже последние 25 лет, валовой внутренний продукт Китая увеличился в 6 раз за это время. Показатели на душу населения увеличились чуть меньше, примерно в 5 раз, и по многим показателям восточные приморские провинции Китая уже приближаются к зажиточному и среднему уровня дохода по мировым стандартам. Количество
проектов и масштабы проектов, которые осуществляются в Китае, поражают воображение. В прошлом, 2003 году автомобильный парк в Китае увеличился на 80%, в этом году он увеличится еще на 40%. Конечно, стартовый уровень был достаточно низким, но такого рода темпы, очевидно, будут поддерживаться еще в течение довольно длительного времени, потому что в настоящее время в Китае строится более ста автомобильных заводов. Чуть более 200 - таково количество международных терминалов, которые по своим размерам сопоставимы с крупным европейским аэропортом и несопоставимы ни с чем в России, поскольку таких масштабов авиационных терминалов у нас нет.

   Можно продолжать и очень долго продолжать разговор о том, что происходит в Китае, но я бы остановился на трех, на мой взгляд, наиболее показательных событиях уходящего года Китая, один в экономической жизни, другой — в политической, дипломатической и международной и один — с точки зрения той самой «soft power». Первое: в экономической и бизнес-среде, даже не привлечение более чем 60 млрд. долларов прямых зарубежных инвестиций — абсолютный рекорд всех времен и народов — пальма первенства, которая Китаем удерживается в последние 10 лет. Даже не это, а приобретение китайской компанией «Lenovo» американской компании «IBM» по производству персональных компьютеров. Традиционный подход к Китаю и отношение к Китаю заключалось в том, что Китай — это производитель невысокого качества ширпотреба. Это представление о Китае уходит в прошлое. Сегодняшний Китай — это страна, которая производит все, от сырьевых ресурсов, от массовых товаров до товаров самого высокого качества, в том числе таких товаров, которые кроме Китая и Соединенных Штатов Америки в настоящее время не производит ни одна другая страна.

   Второе крупное событие международной и политической жизни — это приглашение китайской делегации на переговоры, на консультации в рамках финансовой «восьмерки», то, к чему мы стремились, то, чего мы добивались, Китай получил в этом году, и китайская делегация проводит консультации со своими партнерами по «финансовой восьмерке» в масштабах не меньших, а, может быть, по ряду параметров и больших, чем Россия. И это признание и экономической, финансовой роли Китая в нынешней экономике, и той позиции которую Китай занимает в международных делах.

   И наконец, третье крупнейшее событие — это выборы в Тайване, выборы, которые, можно прямо сказать, являются свидетельством того, что Пекин выиграл сердца тайваньцев, тем самым сработал не только по направлению увеличения своей «hard power», но и «soft power». И это событие, пожалуй, являются одним из ключевых в современной истории, поскольку фактически это событие существенно разрядило обстановку в Восточной Азии и сняло тяжелейшую головную боль, в том числе и Соединенных Штатов Америки, поскольку напряженность в Тайваньском проливе потребовала бы со стороны Соединенных Штатов принятия решений. Можно сказать, что с высокой вероятностью по отношению к Тайваню рано или поздно будет реализован сценарий, который был уже реализован по отношению к Гонконгу и к Макао. И когда это произойдет, это радикально изменит не только экономическую картину мира — а она меняется каждый год и даже каждый месяц, в результате мерной и очень быстрой поступи
китайской экономики — но и политическую, и военно-политическую ситуацию.

   Таким образом, мир развивался очень динамично, быстро, максимально наращивая скорость своего движения, экономический потенциал и свою привлекательность. Как на этом фоне выглядит Россия? Попробуем обратиться к анализу того, что произошло в нашей стране в уходящем году, используя тот жанр, который мы использовали в прошлом году — жанр номинаций. Те же самые десять номинаций, которые у нас были в прошлом году, попробуем воспользоваться ими для того, чтобы проанализировать важнейшие события прошлого года.

   Прежде всего я бы сказал о первой номинации — «Сюрприз года». Как вы помните, в прошлом году в номинации «Сюрприз года» у нас победил факт, что темпы экономического роста существенно превысили прогнозы правительства. Нет, виноват, в прошлом году по номинации «Сюрприз года» у нас была позиция - отсутствие проблемы 2003 года. Как вы помните, в течение нескольких лет политические деятели и экономисты России обсуждали, как Россия встретит 2003 год и как она его пройдет. Когда 2003 год наступил, выяснилось, что никакой проблемы 2003 года не существует.

   В этом же году по этой номинации первое место заняла позиция -существенное ухудшение экономической ситуации, экономической динамики на фоне беспрецедентно благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Эта тема хорошо всем известна, она обсуждалась многократно, несколько иллюстраций, подтверждающих этот тезис. На первом слайде вы видите, насколько изменились экспортные цены на российскую нефть, основной товар российского экспорта, с достаточно высокого уровня, на котором они были даже в прошлом году, по сравнению с тем историческим трендом, который наблюдался в последнее десятилетие, до почти 30 долларов за баррель. В результате этого произошло существенное увеличение так называемого гранта, получаемого страной от внешнеэкономической конъюнктуры. Но на этом фоне совершенно беспрецедентно благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, которая дала нам огромное количество финансовых ресурсов, — по данным за первые десять месяцев, это 54 млрд. долларов, огромная величина, составляющая не менее 10% валового внутреннего продукта страны, — на этом фоне мы наблюдаем падение темпов прироста практически всех важнейших экономических и социальных показателей: валовой внутренний продукт, промышленность, продукция сельского хозяйства, объемы инвестиций, грузооборот транспорта, физический объем экспорта (обращаю ваше внимание, что те цифры, которые приведены 11,7 и 2,4, относятся не к стоимостному объему экспорта, не в миллиардах долларов, а в физическом объеме экспорта, то, что действительно страна продала за рубеж) и денежные доходы населения. И это действительно малоприятный сюрприз. Однако были некоторые показатели, которые не снижались, а росли. В частности, вы видите, что уровень потребительских цен, динамика годовой инфляции оказалась практически на том же уровне, что и в прошлом году, цены продовольственных товаров увеличились на два процентных пункта, а инфляция по ценам производителей увеличилась более чем в два раза. Увеличились и некоторые другие показатели, которые вряд ли можно отнести
к большим экономическим успехам, - численность официально зарегистрированных безработных и число забастовок.

   По второй номинации - «Главный результат года» - абсолютное первенство заняла позиция: окончательная смена модели экономического и общественного развития. Смена модели общественного развития затронула все стороны - экономическую, политическую, внешнеполитическую, идеологическую, кадровую и так далее. Что касается экономической части, конечно, здесь можно отметить большое количество разнообразных решений, которые принимались, и, собственно говоря, об этом лучше всего говорит то существенное ухудшение экономической динамики, которое наблюдалось в прошлом году. Здесь мы проанализируем, как у нас изменялись темпы прироста ВВП. Не трудно увидеть, что до 1997 года включительно вклад в качество экономической политики, в экономический рост был отрицательным, однако в период между 1998 и 2003 годом он стал положительным, причем он постоянно нарастал с 98-го по 2001 год и в 2001 году оказался максимальным.
6,5% ВВП - такое увеличение ВВП можно было бы отнести на фактор качества экономической политики. Однако в последние четыре года вклад в качество экономической политики постоянно снижался, и в 2004 году он оказался отрицательным, по предварительным данным, полученным по первым десяти месяцам он оценивается чуть больше, чем три процентных пункта ВВП. В результате этого индексы российского валового внутреннего продукта выглядят следующим образом: зеленым цветом показана фактическая динамика ВВП, 1998 год принят за 100%, и, соответственно, к 2004 году российский ВВП увеличился на 48% по отношению к 1998 году, практически в полтора раза. Однако значительная часть этого прироста произошла за счет исключительно благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, которая удерживается последние годы, вклад в качество экономической политики может быть оценен примерно как половина от общего прироста ВВП до 2003 года, однако в силу снижения этого вклада в 2004 году сейчас, пожалуй, его можно оценить не больше, чем 1/3 от кумулятивного прироста ВВП за последние шесть лет.

   Собственно говоря, это снижение качества экономической политики отражает ту самую смену экономической модели, которую мы наблюдали в уходящем году. Примеров приводить можно много, наиболее ярким и очевидным подтверждением этого стало окончательное завершение разгрома лучшей нефтяной компании страны — «ЮКОСа», который завершается в настоящее время, а также огромное количество других событий, которые вам хорошо известны. По сути дела, сделан переход от модели развития, которая была инерционной, она, конечно, не была либеральной, и мы неоднократно говорили по этому поводу, что это не либеральная модель, но, тем не менее, она была сколько-нибудь мейнстримовской, инерционной. Сейчас осуществлен переход на интервенционистскую модель развития экономики с резким вмешательством государства, причем надо прямо сказать, крайне некомпетентного вмешательства государственных чиновников в экономическую жизнь, причем часто государственных чиновников и по своим должностям не имеющих отношения к экономическим обязанностям.

   Два периода в развитии российской экономики в последние четыре года наилучшим образом могут быть продемонстрированы динамикой российского фондового рынка и его отдельных частей. Это то, как российский бизнес, как, впрочем, и международный бизнес, голосовал за ту или иную экономическую политику. Вы видите индекс российской торговой системы РТС относительно мирового индекса Доу-Джонса в 2001-2002 году, собственно говоря, его опережение за два года по сравнению с мировым индексом Доу-Джонса составляло 2,5 раза. Так бизнес голосовал за российскую экономическую политику в 2001 и 2002 году. А вот с 15 сентября 2003 года бизнес, и российский, и зарубежный, голосует следующим образом: отставание от мирового индекса Доу-Джонса составляет порядка 40%.

   Также изменения предпочтений мировой экономической общественности, как и российской экономической общественности, в эти два периода хорошо видны по разнице в динамике двух разных типов компаний на российском рынке, специально выбранных компаний, относящихся к одной отрасли, к одной сфере, для того, чтобы устранить факт отраслевого влияния. Мы видим, что в 2001-2002 году международное бизнес-сообщество голосовало за наиболее динамично развивавшуюся, наиболее прозрачную компанию «ЮКОС». «ЮКОС» с 1998 по 2004 год сделал то, что потом стало задачей для всей страны - удвоил производство. Но «ЮКОС» это сделал не за десять лет, не за восемь лет, он сделал это за шесть лет, с 98-го по 2004 год. И отношение к нему отражало нормальное отношение инвесторов как к наиболее прозрачному, наиболее эффективному развивающемуся активу. Соответственно, компании, которые существенно отставали от лидера гонки, оказались в проигрыше. Однако в последние полтора года ситуация изменилась на зеркальную, и, соответственно, разгром компании «ЮКОС» привел к тому, что инвесторы, естественно, бегут от компании, которую уничтожают, и вынуждены переводить свои активы в компании, которые на языке брокеров уже получили название кремлевских — компании, которые близки к власти. Таким образом, происходит с помощью действий власти искажение важнейших ценовых ориентиров, когда существенные финансовые потоки меняют свое движение от наиболее эффективных компаний к менее эффективным. Соответственно, общая эффективность национальной экономики снижается, снижаются темпы экономического роста, соответственно, темпы повышения уровня жизни.

   Ограничение конкуренции во всех сферах жизни ведет к одному -застою. В политической сфере это решение об отмене выборности губернаторов, а также повышение минимального барьера для политических партий — то же самое ограничение конкуренции. Конкуренция в политической сфере не менее необходима, чем конкуренция в экономической сфере.

   Произошло существенные изменения и в нашей внешнеполитической позиции, они налицо. Вместо потенциального союзника в лице демократических стран мира, мы входим если не в «холодную» войну, то в «прохладную» войну с многими из них, что приводит, естественно, к изоляции страны на международной арене и к существенному ухудшению нашей внешнеполитической позиции. По остальным направлениям также можно продолжать, но я думаю, это все хорошо известно.

   Я остановлюсь, может быть, только на одном: на том, что в течение этого года происходило «избиение» не только лучших компаний в стране, но и «избиение» или попытка «избиения» наиболее ярких профессионалов в различных сферах нашей жизни. Здесь можно упомянуть такие компании, как тот же «ЮКОС» и «Вымпелком», к которым предъявлены налоговые претензии. Среди людей, естественно, господина Ходорковского — в бизнесе, среди людей, работающих в средствах массовой информации, на мой взгляд, одного из наиболее талантливых журналистов и редакторов наших газет Рафа Шакирова, среди телевизионных журналистов Леонида Парфенова. Среди наших депутатов и политических деятелей нельзя не отметить кампанию, развернутую сейчас против депутата Владимира Рыжкова и так далее.

   Все то, что сказано, является свидетельством того, что сегодня перекресток, о котором довольно часто говорилось в нашей стране - по какому пути идти, налево или направо, вперед или назад, пройден, он за нашей спиной. Выбор уже сделан: мы находимся уже в другом состоянии, мы находимся в другой стране, в другой экономически, политически, идеологически, внешнеполитически и так далее.

   «Идея года» - это третья номинация. В прошлом году на «Идею года» претендовала и заслуженно получила эту номинацию идея удвоения ВВП. На наш взгляд, в экономической сфере не было другой идеи, которая привлекла бы столько же внимания, как удвоение ВВП и в этом году. Однако в этом году стало совершенно ясно, что удвоение ВВП в ближайшие десять или восемь лет России не грозит. Дело в том, что удвоение ВВП возможно только в условиях проведения последовательной ответственной, либеральной экономической политики. В условиях интервенционистской и популистской экономической политики, которая сегодня проводится, и модели, которая окончательно выбрана, удвоение ВВП невозможно.

   «Антиидея года». В прошлом году антиидей было две: антиидея природной ренты и антиидея либеральной империи. К большому сожалению, как это получилось, и та и другая антиидеи в этом году стали воплощаться в жизнь, и мы видели, как это происходило, с соответствующими разрушительными последствиями для экономики и политики. В этом же году антиидеей года, с нашей точки зрения, стала антиидея - как потратить стабилизационный фонд, а точнее как растратить стабилизационный фонд.

   «Закон года». Вообще, когда мы говорим об идее года или антиидее года, решении года или антирешении, событии или антисобытии, мы понимаем, что соответствующая номинация в позитивном плане - это то решение, то событие, тот закон, который увеличивает свободу граждан, и, соответственно, событие, закон, решение с приставкой «анти» - это то, что уменьшает свободы граждан. По номинации «Закон года» в течение всего года эта номинация была пустой, и фактически трудно было найти какое бы то ни было решение, которое могло бы претендовать на право назваться законом или решением, которое увеличивало бы свободы, экономические, политические или какие-то другие, российских граждан. И уже нам казалось, что эта номинация не будет присуждена в этом году, тем не менее, все-таки в самый последний момент удалось принять решение, которое, вне всякого сомнения, заслуживает того, чтобы получить эту номинацию. В данном случае это не закон, это постановление правительства о 90 днях, об увеличении
срока, в течение которого российские граждане не должны регистрироваться при переезде из одного места в другое. Вне всякого сомнения, это, конечно, решение, увеличивающее наши свободы, но за это решение мы должны глубоко и искренне поблагодарить наших украинских коллег, украинских друзей, за их последовательность, за их готовность отстаивать свои позиции. Если бы они не были столь принципиальны и столь сильны, возможно, ни они бы не получили 90 дней, ни мы бы не получили. Поэтому, пользуясь случаем, хочется поблагодарить украинских коллег за расширение экономической и политической свободы российских граждан. Но это было «Постановление года», теперь о «Решении года».

   Трудно было найти кандидата на решение года, тем не менее, этот кандидат был найден, таким стало назначение года - назначение Кахи Автандиловича Бендукидзе, всем хорошо известного человека, министром экономики Грузии. Следует в этой аудитории еще раз вспомнить о том, что в апреле этого года в Москве прошла беспрецедентная международная конференция под названием «Либеральная повестка для нового века», одним из организаторов и активных участников которой стал Каха Бендукидзе. Эта конференция собрала представителей либерального направления, экономистов, политиков, философов из многих стран мира. Не случайно, что не прошло и двух месяцев после этой конференции, как господин Бендукидзе был приглашен на работу министром экономики Грузии, что еще раз подтверждает, что либеральным идеям и либеральной политике альтернативы нет, они востребованы. И там, где хотят осуществлять либеральную экономическую политику, там, где хотят обеспечить повышение уровня жизни граждан, где хотят обеспечить экономический рост, именно там либеральные идеи, либеральные политики, либеральные экономисты, либеральные государственные деятели востребованы.

   «Антирешение года». В прошлом году антирешением года стало квотирование импорта мяса, и мы говорили об том, насколько это бессмысленное и вредное решение. В этом году понимание вредности и бессмысленности этого решения дошло наконец и до Министерства экономического развития и торговли, которое и пролоббировало это решение, и теперь уже и оно выступает за отмену этого решения. И выступая несколько дней назад, президент России также обратил внимание на то, что это решение привело к тому, что цены на российском рынке на мясо и мясопродукты оказались невероятно высокими, они продолжают расти, потому что квотирование есть не что иное, как способ перераспределения средств граждан в карманы тех, кто так или иначе связан с решениями о квотировании тех или иных поставок на территорию страны.

   В этом году, вне всякого сомнения, антирешением года стала ратификация Россией Киотского протокола. В данном случае надо сказать, что это решение многократно обсуждалось, но оно является антирешением года не только для России, оно является антирешением для мира, для международного сообщества. У России в течение последних трех лет был уникальный шанс спасти мир, мировую экономику, да позволят мне так выразиться, от киотской чумы. В России и в других странах мира многие искренне надеялись, что Россия окажется ответственным членом международного сообщества и не примет это решение. К сожалению, и в этом
случае, как, впрочем, и во многих других, Россия продемонстрировала свою политическую незрелость.

   «Афера года». В прошлом году аферой года у нас стало строительство Бурейской ГЭС, в результате которой произошло и происходит затопление части железнодорожного полотна, которое, соответственно, требует дополнительного финансирования. Как мы понимаем, РАО ЕЭС по-прежнему не хочет за это платить, но вот поступили последние данные, что «Российские железные дороги» вынуждены теперь из своего бюджета выделять средства для того, чтобы построить полотно вокруг того водохранилища, которое образуется в результате заполнения водой той емкости, которая появляется при строительстве Бурейской ГЭС. В этом же году, вне всякого сомнения, лидером по номинации «Афера года» выступает продажа «Юганскнефтегаза» мистической компании, теперь уже не мистической компании «Байкалфинансгрупп» Роснефтью, все операции по объединению «Роснефти» с Газпромом, разъединению Роснефти с Газпромом и так далее. До настоящего времени мы наблюдали подобные действия среди наперсточников, сейчас мы видим, как этим делом занимаются компании со стопроцентным государственным капиталом и государственной властью.

   Комментировать эти события, по большому счету, не имеет смысла, потому что здесь все и так хорошо ясно, но требуется сделать один очень существенный вывод, вытекающий из всего того, что происходит и с «ЮКОСом», и с «Юганскнефтегазом» — со всеми этими действиями, которые происходили в последнее время, происходят сейчас и точно будут происходить с этой компанией еще в течение какого-то времени, а потом, возможно, и с какими-то другими компаниями. Год тому назад, когда началось дело «ЮКОСа», многие спрашивали: что это такое, что это означает? Всем было ясно, что изменились правила игры, и многие спрашивали какими они теперь будут. Потому что было ясно, что старые правила игры не работают, но не было ясно, каковы новые, чтобы по ним играть. Эта история четко показала, что правил игры нет, что правила меняются постоянно в угоду вполне конкретным сиюминутным интересам. С этой точки зрения разрушительные последствия дела «ЮКОСа» для российской экономики, для российской политики, для российского имиджа, для российской судебной системы и для многих других частей нашей жизни будут очень длительными. И пока сейчас непонятно, когда и каким образом мы сможем преодолеть тот ущерб, который был уже нанесен этим делом и который, к большому сожалению, очевидно, будет еще наноситься.

   Следующая номинация: «Загадка года». В прошлом году по этой номинации у нас было упорство властей по укреплению и повышению курса рубля. Честно говоря, и в этом году ситуация мало чем отличается от прошлого, однако по этой номинации «Загадка года», или ее лучше было бы сформулировать в качестве «Вопроса года», заняла другая позиция -позиция, где власть возьмет деньги? Собственно говоря, это вопрос риторический, потому что мы знаем, где эти деньги, в конечном счете, лежат — эти деньги лежат в государственном бюджете. Потому что ни у одной бабочки-однодневки, ни у другой компании денег для этого нет. Кто бы ни дал в долг, кто бы ни предоставил кредит, это будет кредит государственной компании, либо одной, либо другой. Это значит, те деньги, которые
государственные компании как государственные компании в качестве доли своей прибыли, налогов, дивидендов должны были бы перечислить в государственный бюджет, уйдут на это. Соответственно, если будут взяты кредиты, то тогда по процентам, по услугам, по консультационным услугам будут оплачены и другие, по другим направлениям. И таким образом, деньги выйдут из бюджета и мы окажемся в минусе.

   В этом смысле вся эта афера четко, к сожалению, демонстрирует, что ни одно из официальных или полуофициальных объяснений, которые предъявлялись общественности, относительно дела «ЮКОСа» абсолютно несостоятельны. Речь не идет о том, что в компании «ЮКОС» были какие-то нарушения, речь не идет о том, что есть налоговая задолженность, поскольку налоговая задолженность в данном случае никого не интересовала. Компания начала платить эту налоговую задолженность даже в том случае, когда она ее не признавала, она готова была платить даже фантастические объемы, но никого это не интересовало. Отказались от получения дополнительных налоговых платежей для того, чтобы получить собственность. И это самое драматическое и самое откровенное заявление настоящих интересов всего дела «ЮКОСа». Поэтому на вопрос, где власти возьмут деньги, мы можем прямо сказать: они возьмут их у нас, у граждан страны.

   И наконец, последняя номинация, номинация «Событие года» или в данном случае, возможно, также номинация «Урок года». В прошлом году по этой номинации победу одержало присвоение инвестиционного рейтинга компании « Moodis ». В этом году эту позицию занимает революция на Украине и победы на президентских выборах Виктора Ющенко. В силу хорошей сложившейся традиции можно было бы, конечно, поздравить господина Ющенко, но это было бы неправильно. Потому что Центральная избирательная комиссия Украины еще не объявила официальных результатов выборов, поэтому мы этого делать не будем. Но мы в любом случае поздравим украинский народ, украинских избирателей за то, что они сделали, потому что в данном случае, конечно, они помогли себе, но и помоги очень существенно нам. Одновременно я хотел бы сказать, что это событие года, урок года может пройти еще по одной номинации - самая успешная специальная операция, осуществленная в прошлом году, гораздо более успешная, чем другие операции, по поводу которых у нас снимали репортажи и раскатывали ковровые дорожки.

   Дело в том, что это самый большой успех российской дипломатии, российских граждан, кто участвовал в выборах на Украине. Потому что трудно оценить, насколько важны позитивные краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные последствия этой революции. Про краткосрочные мы уже говорили, это решение о 90 днях, но огромны и значительны и среднесрочные и долгосрочные последствия. В принципе, конечно, мы понимаем, что господин Ющенко все равно бы выиграл эти выборы и стал бы президентом Украины, но важно, как выиграть выборы и с каким счетом. Нужно, конечно, отдать должное нашим коллегам, которые сделали все возможное, всеми своими действиями, всеми своими заявлениями всеми своими грубыми, топорными и оскорбительными — как для украинских граждан, так и для российских граждан действиями — сделали возможным то, что даже те украинские граждане, которые, возможно, не собирались
голосовать или, возможно, не собирались голосовать за господина Ющенко, все-таки пошли на избирательные участки и проголосовали и таким образом сделали победу господина Ющенко столь убедительной, столь очевидной и столь неоспоримой. С этой точки зрения надо, конечно, отдать должное всем нашим коллегам, кто сделал все возможное для того, чтобы это произошло.

   Почему же это столь важно для нас? Это важно для нас с одной очень важной точки зрения, которая традиционно у нас либо не обсуждается, либо публично не обсуждается. Дело в том, что Россия может стать современной демократической, эффективно развивающейся страной только в том случае, если она перестанет быть империей, империей формальной или империей неформальной. Эффективная политика строится только в том случае, если страна, ее элиты способны отказаться от имперских предрассудков и от имперских комплексов. И с этой точки зрения Украина для России - самый важный партнер, самая важная страна для того, чтобы проверять эти комплексы, так же, как для Франции Алжир, так же, как для Великобритании Ирландия. Только преодоление этого имперского комплекса позволяет надеяться, не сегодня, не завтра, в перспективе, что Россия сможет стать когда-либо развитым демократическим, ответственным государством.

   События на Украине важны еще с одной точки зрения: они показывают, к чему могут привести действия по последовательной ликвидации всех институтов, занятых осуществлением передачи обратной связи. Для общества чрезвычайно важно, чтобы власть получала информацию от страны, от общества, от экономики, приятную, неприятную, катастрофическую, кризисную. Человеческая жизнь, общественная жизнь всегда связана с кризисами, с проблемами, иногда с катастрофами. Для этого существует огромное количество институтов, которые только этим и занимаются. Это прежде всего политическая система в виде конкурирующих политических партий и конкурирующих политиков, выборность максимального количества органов государственной власти и лидеров этих органов государственной власти, в том числе и прежде всего региональных властей и губернаторов, средства массовой информации, огромное количество общественных организаций. Последовательная ликвидация таких институтов, создание атмосферы, в которой невозможно обсуждать значимые для общества проблемы, приводит к тому, что атрофируются или ампутируются важнейшие рецепторы, необходимые для существования и выживания общества. Кризисы никуда не денутся, проблемы не исчезнут, и катастрофы, если на них не обращать вовремя внимание, все равно придут. И это означает, что если ликвидирована система предварительного оповещения, как в случае с азиатским землетрясением и наводнением, то приходит катастрофа, цена которой несопоставима больше, чем любые иные мотивы, которые предлагаются в объяснение, зачем необходимо это ликвидировать.

   Поэтому мы можем прямо сказать, что рано или поздно система обратной связи заработает, но масштаб этой работы и разрешение кризиса могут оказаться существенно более болезненными, драматическими и гораздо более тяжелыми, чем в условиях демократических обществ, когда на это работают десятки и сотни различных институтов. И с этой точки зрения опасность той модели общественного развития, которая у нас выбрана, превышает все те потери, которые мы несем в экономике и в других сферах, потому что разрешение такого кризиса, к большому сожалению, часто оборачивается большой кровью. Счастье для Украины, что страна оказалась гораздо более развитой, гораздо более продвинутой и гораздо более ответственной для того, чтобы не допустить очень драматического и очень дорогого решения проблем.

   Каждая страна, каждое общество, компания, человек в своей жизни, ведут гонку между пространством и временем. В прошлые века приоритет отдавался пространству, по крайней мере, с точки зрения стран. В нынешнее время главная гонка идет по вектору времени. В течение долгого времени мы постоянно делаем выбор в пользу пространства, тем самым жертвуя временем, и таким образом, проигрываем стратегически. К сожалению, уходящий год является очень ярким примером того, как неправильное представление о том, что сегодня является более важным, приводит к череде неправильных, ошибочных и очень дорогостоящих решений.

   Здесь есть несколько кадров, которыми я хотел проиллюстрировать то, что с моей точки зрения наилучшим образом характеризует состояние, в котором мы оказались сегодня, и путь, по которому мы идем сейчас. Путь, который называется «венесуэлизация» России. Когда мы анализируем то, что происходит сегодня, и пытаемся найти какие-то примеры того, что происходит у нас сегодня в каких-то других странах, с моей точки зрения нет лучше примера, чем страна Венесуэла. Венесуэла - замечательная страна, в ней так же, как и в России, есть большие запасы важного природного сырья, нефти и газа, и многих других очень важных природных ресурсов. В первой половине ХХ века Венесуэла поставила абсолютный мировой рекорд по темпам экономического роста. Сегодня, когда мы говорим о том, что возможно или невозможно удвоить российский ВВП за десять лет, следует помнить, что в первой половине ХХ века была единственная страна в мире, среднегодовые темпы экономического роста которой превышали 10% ежегодно в течение нескольких десятилетий - это Венесуэла. Венесуэла, которая в начале ХХ века была одной из весьма бедных стран Латинской Америки, к 51-му году стала третьей по уровню экономического развития страной мира. Более высокие показатели душевого развития имели только Соединенные Штаты Америки и Швейцария.

   В течение десяти лет Венесуэла занимала это третье место, а затем началось падение, которое продолжается до настоящего времени. Причина этого падения - смена модели экономического и общественного развития в стране. В первой половине века в Венесуэле занимались добычей природных ресурсов и вообще экономическим развитием те, кого там и у нас здесь принято называть магнатами, баронами, олигархами. В результате этого страна стала самой богатой страной Латинской Америки, с самым высоким уровнем жизни, всего лишь на 9% отстававшим от ВВП на душу населения в Соединенных Штатах Америки. Однако в 57-м году, с избранием нового президента началась кампания национализации нефтяной промышленности, а затем и других отраслей венесуэльской экономики. За 20 лет процесс национализации был завершен, и на этом графике вы хорошо видите, как развивалась страна до национализации, во время национализации и после национализации. Сегодня ВВП на душу населения в Венесуэле на 40% ниже, чем он был в 1977 году, в том году, когда как раз завершился процесс национализации в абсолютных величинах. Если мы сравним развитие Венесуэлы с Соединенными Штатами Америки, видно, что за первые полвека Венесуэла ликвидировала практически отрыв от Соединенных Штатов Америки и находилась фактически на том же самом уровне экономического развития. За последние полвека Венесуэла оказалась совсем в другой категории стран, и это сравнение душевого показателя ВВП в Венесуэле по отношению к среднемировому уровню. В середине ХХ века ВВП на душу населения в Венесуэле в 3,5-4 раза превышал среднемировой уровень, сегодня он опустился до среднемирового уровня, с такими фантастическими ресурсами.

   Но Венесуэла не одинока в этой группе стран. На графике вы можете видеть динамику относительного размера ВВП на душу населения в странах-экспортерах нефти, в странах, с которыми нас надо сравнивать, и нам нужно себя сравнивать с этими странами, но с разной формой собственности нефтяных компаний: с частными компаниями и с государственными компаниями. Мы выбрали второй вариант, — с государственными компаниями — и каково наше будущее, мы знаем очень хорошо. Нам остался еще один шаг, о котором уже стали говорить — о формальном или неформальном координировании действий в международной сфере со странами ОПЕК, с точки зрения установления «справедливых» в кавычках цен на нефть, координирования других действий и так далее, о чем столь красочно рассказывал лидер Венесуэлы во время своего недавнего визита в Москву. Перспектива, которая грозит нам в этом случае, хорошо видна не только на примере Венесуэлы, но и на примере всех десяти стран ОПЕК, которые принимают участие в подобных действиях.

   Вот эта перспектива позволяет мне сказать о том, что дискуссии по поводу того, какая модель общественного и экономического развития у нас выбрана, можно, по крайней мере, на время считать законченными, эта модель выбрана. Можем ли мы в этих условиях существовать, могут ли существовать государственные компании в нефтяной отрасли, в других отраслях? Ответ очень простой: могут. И есть страны, которые существуют с такими государственными компаниями. Но есть только одно «но»: в странах первого мира таких компаний нет, все такие компании находятся в странах третьего мира. И это один из ключевых факторов, разделяющих два этих мира. До 17-го года Россия была частью первого мира. Не самой развитой, не самой богатой, не самой передовой, но все-таки частью первого мира. В течение 70-ти лет Россия на пространстве СССР и советской империи пыталась построить второй мир, альтернативу этому первому. Как мы знаем, эта попытка провалилась. Мы проиграли холодную войну, и второй мир перестал существовать. Но у нас возникла перспектива: присоединиться либо к первому миру, либо к третьему.

   В течение предшествовавших 13-ти лет многими в нашей стране предпринимались усилия по тому, чтобы Россия вернулась в первый мир, вернулась в тот мир, в котором мы были и где, честно говоря, нас ждали. Нас ждали и в начале 90-х годов, и очень ждали, что Россия своим поведением, своей экономической политикой сделает все возможное для того, чтобы вернуться в первый мир. В начале ХХ I века также были предприняты многие усилия для того, чтобы мы вернулись туда. И в 2001-м, и в 2002-м году много
говорилось о том, что практически Россия возвращается туда, где она уже была, о чем свидетельствовали многие и многие решения, прежде всего с нашей стороны — это более ответственная экономическая политика и более ответственное поведение на международной арене и так далее. Сегодня мы своими собственными решениями сделали то, что теперь ясно, к сожалению, и окружающему миру: мы предпочли третий мир.

Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА