независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Экономическая стабильность – всего лишь иллюзия

   9 апреля 2008 г. Максим ЛЕГУЕНКО

   Мировой финансовый кризис, несмотря на заверения российских чиновников, начинает все отчетливее сказываться на экономике России. О перспективах российской экономики и о том, какими последствиями грозит стране нынешний экономический спад, мы беседуем с известным экономистом, старшим научным сотрудником Института Катона (Вашингтон), экс-советником президента по экономическим вопросам Андреем Илларионовым.

   «Yтро»: Многие эксперты все чаще говорят о том, что рецессия экономики США предопределена и ее последствия могут быть сопоставимы с Великой депрессией 1929 года. Более того, считается, что она неизбежно приведет к спаду мировой экономики. Вы согласны с такой точкой зрения?

   Андрей Илларионов: Нет, не согласен. Такое утверждение требует серьезного уточнения. Что касается вероятности рецессии в США, она по-прежнему достаточно высока, хотя и не гарантирована. Сегодня мы можем сказать только то, что по итогам января 2008 г. рецессия не началась. В январе основные экономические показатели США показывали рост. В феврале, по предварительным данным, отмечено снижение активности по целому ряду экономических индикаторов. Однако одного месяца спада недостаточно для того, чтобы констатировать факт начала рецессии. Для ее начала требуется по крайней мере несколько последовательных месяцев сокращения экономической активности. Наименьший период, в течение которого происходивший спад исторически получал название рецессии, составлял шесть месяцев. Таким образом, если за февралем с негативными значениями последуют месяцы с подобными же значениями – март, апрель и так далее, до июля включительно, – тогда в августе - сентябре можно будет, основываясь на таких данных, сделать вывод о том, что США оказались в состоянии рецессии. До того времени специалисты вряд ли смогут сделать такое заключение.

   Сегодня можно сформулировать несколько важных наблюдений. Первое: американская экономика по состоянию на январь 2008 г. не находилась в состоянии рецессии. Второе: опасность рецессии сохраняется, причем ее вероятность рынок оценивает примерно в 70%. Третье: даже если рецессия и состоится, то, учитывая запас прочности американской экономики и степень готовности американских властей на решительные шаги по ее преодолению, скорее всего, она будет не очень глубокой и, наверное, не очень длительной.

   «Y»: Но если все-таки она состоится, то какое время может затянуться?

   А.И.: Протяженность рецессии зависит от характера решений, принимаемых американской администрацией. Если вспомнить рецессию 1920-х гг., то ее продолжительность, глубина и последствия были предопределены крайне неадекватными мерами со стороны правительства. Если предположить, что сегодняшние власти США будут действовать таким же образом, то нельзя исключить подобного исхода. Однако уровень понимания природы экономических процессов в США за последние семь десятилетий заметно повысился, и американские власти явно не хотят усугублять свои проблемы. Поэтому повторение Великой депрессии в полном масштабе сегодня мне представляется маловероятным.

   «Y»: Какая судьба, на ваш взгляд, ждет американский доллар?

   А.И.: Американский доллар сейчас падает по отношению к евро и ряду других мировых валют. Это вызвано как дефицитом государственного бюджета США, так и дефицитом по текущим операциям платежного баланса. Кроме того, такая ситуация определяется внешнеполитическими действиями американского правительства на протяжении последних пяти лет. Снижение курса доллара демонстрирует недоверие к американской валюте в условиях ведения США военной кампании в Ираке.

   «Y»: Возможно ли, что с приходом в Белый дом нового президента американское военное присутствие в Ираке начнет сокращаться и доллар вернет утерянные позиции?

   А.И.: Эта тема сегодня является одной из наиболее горячо дебатируемых в ходе президентской кампании в США. Для обоих лидеров президентской гонки от Демократической партии вопрос о выводе войск является приоритетным. Если победу на выборах одержит демократ, нельзя исключить того, что США приступят к постепенному выводу войск из Ирака.

   «Y»: Отток капиталов из России только на февраль составил порядка $20 миллиардов. О чем, на ваш взгляд, это говорит? Видите ли вы в этом какую-то тенденцию и является ли это поводом для беспокойства?

   А.И.: Нет, ни тенденции, ни особого повода для беспокойства не вижу. Приток и отток капитала, в частности портфельных инвестиций, является естественным процессом для современного мира. Он особенно значителен в странах, являющихся финансовыми центрами или претендующих на такую роль. В Нью-Йорк, Лондон ежедневно приходят и из них же ежедневно уходят сотни миллиардов долларов. Тем не менее это не является предметом беспокойства ни для американских, ни для британских властей. Движение капитала в российском случае является лишь свидетельством того, что Россия, и в частности Москва, постепенно приобретает черты одной из региональных финансовых столиц.

   «Y»: Как долго, на ваш взгляд, продлится состояние экономической стабильности в России?

   А.И.: Думаю, что термин «экономическая стабильность» по отношению к современной России является не совсем корректным. Например, годовые темпы прироста добычи нефти – одного из важнейших товаров для России – в июле 2003 г. составляли 12%, а в феврале 2008 г. они стали отрицательными – минус 1%. Это означает, что не просто сократился прирост добычи нефти, но и произошло абсолютное снижение самой добычи – впервые со времени кризиса 1998 года. Такое состояние стабильностью назвать сложно. Динамика инфляции существенно подросла в течение последнего года. По индексу потребительских цен она уже превышает 13%, по индексу стоимости минимального потребительского набора она превысила 27%, по сравнению с 3% - 4% год назад. Эти данные говорят о том, что нынешнее состояние российской экономики вряд ли можно назвать стабильным.

   «Y»: То есть в ближайшее время стоит ждать ухудшения ситуации?

   А.И.: Смотря где, по каким направлениям. В любом случае последний год показал, что ситуация, традиционная для российской экономики в последние пять - семь лет, характеризовавшаяся устойчивым приростом производства энергоресурсов и постепенным снижением темпов инфляции, уходит в прошлое. На смену уходящей относительной экономической стабильности приходит новая ситуация, в которой некоторые важные экономические тенденции явно выходят из-под контроля.

   «Y»: И чем это может грозить?

   А.И.: Это свидетельство растущего внутреннего нездоровья, отчасти макроэкономического, отчасти структурного, причем на фоне острейшего институционального кризиса, разворачивающегося, по меньшей мере, последние пять лет. Институциональные кризисы носят более инерционный характер, чем структурные. Они развертываются в течение длительного времени, и для их лечения также требуется длительное время.

   «Y»: Способно ли преобладание нынешней государственно-капиталистической системы придать экономике устойчивости в случае ухудшения политических и экономических условий?

   А.И.: Скорее, наоборот. Государственно-капиталистические, или, я бы сказал, олигархические структуры, преобладающие сегодня в российской экономике, способны лишь ухудшить ее состояние как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе.

   «Y»: Вы называете нынешнюю систему олигархической? Но у нас сейчас принято считать, что после 2003 г. олигархическая система в стране была повержена окончательно. Или это не так?

   А.И.: Конечно же, нет. Строго говоря, по-настоящему олигархическая система только сейчас получила полную власть и начала проявлять себя во всей красе. То, что было десять лет назад, можно назвать лишь первой репетицией олигархической системы. Сегодня она приобрела гораздо более зрелые и более совершенные формы.

   «Y»: Чем, на ваш взгляд, объясняется потребительский бум в России, и каковы могут быть его последствия?

   А.И.: Главный фактор – это получение огромного гранта со стороны внешней конъюнктуры, прежде всего благодаря исключительно высоким ценам на энергоносители. Второй фактор – достаточно разумная макроэкономическая политика, начатая в конце 1990-х гг. и продолжающаяся до настоящего времени. Третий фактор – это успешно работающий российский бизнес, овладевший основными правилами работы в рыночных условиях и запустивший мотор экономического роста в России. Благодаря этим трем факторам среднегодовые темпы прироста ВВП в долларовых ценах в последние десять лет превышают 25%. По этому показателю Россия находится в первой пятерке стран мира. Поскольку по масштабам своей экономики она многократно превышает других рекордсменов, то по размерам абсолютного увеличения рынка сегодняшняя Россия предоставляет уникальные возможности для расширения бизнеса как российских, так и зарубежных компаний.

   «Y»: Странно, в последние годы принято считать, что с ведением бизнеса в России становится все сложнее и сложнее. Возникают факторы, которых не было раньше: это, как отметил президент, и огромная коррупция, и повышенная активность со стороны силовых структур, плюс конкуренция со стороны государственных компаний.

   А.И.: Вне всякого сомнения, все упомянутые факторы сдерживают развитие страны. Без них российский бизнес мог бы развиваться гораздо быстрее, а граждане – получать существенно более высокие доходы, чем сегодня.

   «Y»: Насколько, на ваш взгляд, нынешняя оплата труда россиян адекватна его эффективности?

   А.И.: Думаю, что в целом оплата труда соответствует уровню его производительности, но с поправкой на более высокую ренту, которую страна в целом и российские граждане получают за счет благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Можно смело сказать, что без этого при нынешнем уровне трудовых усилий и при прочих равных условиях зарплаты были бы существенно ниже. Достаточно сравнить их с зарплатами в долларовом выражении в странах, находящихся в сходных условиях, имеющих приблизительно такой же уровень производительности труда, но лишенных нефти и газа. Нетрудно видеть, что в таких странах зарплаты заметно ниже.

   «Y»: А не станет ли нынешний рост зарплат еще одним инфляционным фактором?

   А.И.: Сам рост зарплат не является и не может являться таким фактором. Инфляцию порождает бюджетная и денежная политика. Нынешний подъем инфляции во многом предопределен ростом государственных расходов в 2007 г., прежде всего, в результате финансирования госкорпораций, что, по сути, является использованием национального бюджета в частных целях.

   «Y»: Можно ли сказать, что сегодняшнее достаточно приличное состояние экономики и растущий уровень жизни связаны с результатом реформ, которые проводились в 1990-х годах? Или это все-таки результат экономической политики, проводимой после 2000 года?

   А.И.: Каждый из этих факторов внес свой вклад. Это и реформы, проводившиеся в начале 1990-х годов. Это и реформы, которые были осуществлены в начале 2000-х. Большую роль сыграла ответственная макроэкономическая политика, проводимая в стране начиная с сентября 1998 года. Все эти факторы способствовали запуску механизма экономического роста. Очень мощный фактор, проявившийся с весны 1999 г., – благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. Наконец, это овладение российскими предпринимателями навыками ведения современного бизнеса, чего еще 10 - 15 лет назад не было. Все эти факторы, каждый по-своему, вносят свой вклад в поддержание нынешнего экономического роста.


Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА