независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Письмо в редакцию: Суть разногласий

   Андрей Илларионов, 09.04.2008


   Свой ответ на мой комментарий «Много шума. Для чего?» Егор Гайдар назвал «Мировой кризис и Россия: Суть разногласий». Действительно, c Гайдаром и Анатолием Чубайсом у нас есть разногласия. Но не столько по отношению к ипотечному кризису в США, сколько по отношению к российским гражданам.

   «Обсуждать с научной точки зрения мнение Андрея Николаевича сложно, да и вряд ли это будет интересно широкому кругу читателей». В отличие от Е. Гайдара я не считаю, что обладаю монополией на истину. Тем более, что могу за самих читателей определять, что им интересно, а что — нет.

   Егору Тимуровичу трудно поддерживать научную дискуссию. Жаль. Названные им два пункта из полутора десятков упомянутых мной — вряд ли самые удачные.

   «Что является рецессией в американской экономике — вопрос достаточно деликатный. Ответ на него — не формальные числа, а согласованные взгляды специалистов». Согласованные взгляды специалистов, не опирающиеся на формальные числа, — вещь неведомая при анализе количественных показателей.

   «Американские экономисты договорились, что лучшим судьей в этом вопросе является Национальное бюро по экономическим исследованиям [НБЭИ]». Уважение к мнению НБЭИ не мешает другим исследователям применять иные критерии наступления рецессии. Например, сам Е. Гайдар воспользовался «показателем… частоты использования слова “рецессия” в публикациях The Washington Post и The New York Times».

   Если американские экономисты и договорились о чем-то, то о том, что рецессией считается «значительное сокращение экономической активности, распространяющееся на всю экономику, длящееся несколько месяцев, обычно отражаемое в сокращении объемов ВВП». Именно на это определение рецессии, данное НБЭИ, я и обращал внимание в своей статье. Проблема идентификации сроков рецессии 2001 года осложнена уточнением национальных счетов, показавшим, что один из трех кварталов с первоначально отрицательной динамикой ВВП оказался периодом не спада, а роста. Условие рецессии в виде двух последовательных кварталов с сокращением выпуска перестало выполняться. Реакцией на такое уточнение стал пересмотр НБЭИ не хронологии рецессии, а методики ее определения. Не все американские экономисты согласились с таким подходом.

   «Возможно, со временем Илларионов и убедит коллег в том, что он лучше знает, в какой момент американская экономика находится в состоянии рецессии. Но пока этого не произошло, приходится учитывать мнение профессионального сообщества». В отличие от Егора Тимуровича я никого не пытаюсь убедить, находится ли американская экономика в состоянии рецессии или нет. Я лишь предлагаю быть более осторожным с провозглашением рецессией такого замедления экономического роста, по отношению к которому не выполняется ее важнейший критерий, а также отсутствует единое мнение профессионального сообщества.

   «Еще одна цитата: “Снижение темпов экономического роста в США в 2000 и 2007 гг. сопровождалось их ускорением в России”… Любой человек в здравом рассудке может открыть справочник Росстата и убедиться в том, что темпы роста российского ВВП в 2000 г. составляли 10%, в 2001 г. на фоне замедления темпов экономического роста США — 5,1%, в 2002 г. — 4,7%». Действительно, любой человек может убедиться, что снижение темпов экономического роста в США с 4,4% в 1999 г. до 3,7% в 2000 г. сопровождалось его ускорением в России с 6,4% в 1999 г. до 10% в 2000 г. Каким образом это утверждение опровергается данными о темпах роста в последующие годы — загадка. Не меньшей загадкой является то, каким образом повышение темпов роста в США с 0,8% в 2001 г. до 1,6% в 2002 г. названо его замедлением.

   У Е. Гайдара не нашлось содержательных аргументов по дюжине отмеченных мной «странностей» в его утверждениях: об отсутствии однозначных связей — между оттоком иностранного капитала и экономическим ростом в Таиланде, между замедлением роста мировой экономики и падением цен на нефть, между темпами роста американской и китайской экономик, между темпами роста в США и России; об отсутствии в январе 2008 г. рецессии в США; о вкладе Китая в прирост мирового ВВП; о сокращении госрасходов, выплате госдолга, начале устойчивого роста, о причинах августовского кризиса 1998 г. в России; о приоритетной задаче российских властей, о рекомендациях им.

   «Мне довелось работать в российском правительстве после того, как власти СССР совершили почти все возможные экономические ошибки». Власти СССР действительно совершили немало экономических ошибок. Однако их список был существенно расширен в последующие годы — в 1992 г., когда российское правительство под руководством Е. Гайдара увеличило государственные расходы до 70% ВВП, нарастило бюджетный дефицит до 23% ВВП, профинансировало его за счет денежной эмиссии, вызвавшей 26-кратную инфляцию; в 1993 г., когда В. Геращенко организовал конфискационную денежную реформу; в 1994 г., когда В. Черномырдин, А. Чубайс и В. Геращенко организовали валютный катаклизм в «черный вторник» 11 октября; в 1995 г., когда А. Чубайс провел залоговые аукционы, за бесценок раздавшие государственную собственность; в 1995-1998 гг., когда тот же А. Чубайс проводил политику «валютного коридора» с завышенным валютным курсом рубля, сохранением бюджетного дефицита, наращиванием государственного внешнего долга, закономерно завершившуюся августовской катастрофой 1998 г.

   «Илларионов долго работал советником Путина, у него в этом деле большой опыт». Я действительно работал советником В. Путина, В. Черномырдина, в 1992 г. де-факто — Е. Гайдара. Наиболее высоким свой КПД в этом качестве считаю в первом случае, близким к нулю — в последнем. Егор Тимурович тоже был советником, в т.ч. непубличным, — и В. Путина и Б. Ельцина, причем одно время — с полномочиями и.о. премьера. О качестве работы разных советников можно получить некоторое представление и по макроэкономическим результатам жизни страны в соответствующие периоды.

   В недавнем интервью «Комсомольской правде» Гайдар существенно изменил свою оценку экономической ситуации в США и мире, данную всего лишь два месяца назад. Вместо обещаний катаклизмов он фактически согласился с тем, что пик кризиса уже позади. Если проходящая дискуссия способствует исправлению первоначальных перехлестов и заблуждений, значит, она не напрасна. Тем более что в этот раз работа над ошибками проходит быстрее и обходится стране дешевле, чем в прошлый, когда изменение подходов Гайдара и Чубайса к бюджетной и валютной политике потребовало десяти лет обучения, минимум четырех лет экономического спада и финансового краха 1998 г.

   «Если перевести написанное им на простой русский язык, суть будет понятна: если власти собираются совершать ошибки, которые могут поставить под угрозу стабильность сложившегося режима, зачем им в этом мешать?… Вне зависимости от моих симпатий или антипатий к тем, кто стоит у власти в моей стране, я всегда буду пытаться сделать все возможное, чтобы подобная ситуация не повторилась». Признателен за прояснение своей позиции и за инициативную, но неверную, интерпретацию моей. Речь, действительно, идет о профессиональной этике. И об экономической медицине, способной иногда лечить ошибки властей. И о гражданской позиции людей, иногда еще ассоциируемых с определенной идеологией и политическим движением.

   Если для Гайдара и Чубайса опасность представляет дестабилизация «сложившегося режима», то для меня — подрыв безопасности и ликвидация базовых свобод российских граждан. В этом — суть наших разногласий.

   Суть даже не в том, что в макроэкономике власти вряд ли собираются совершать ошибки, способные привести к катастрофам, сопоставимым с 1992 или 1998 годами. Суть в том, что режим — не через 2-3 года, а сегодня — уничтожает правовой порядок, гражданские свободы и политические права своих соотечественников. И в том, что Егор Тимурович предлагает свои услуги в лечении маловероятного послезавтрашнего насморка, предпочитая не замечать сегодняшний маниакально-агрессивный психоз.

   Суть в том, что Гайдар образца 2008 года помогает режиму, наносящему ущерб своим согражданам. Называя масштабное разворовывание бюджетных средств госкорпорациями квази-научным термином «проциклическая политика стимулирования экономического роста», Гайдар пытается легитимизировать нелегитимное. Предлагая направлять средства Стабфонда на финансирование распределительной пенсионной системы, Гайдар хоронит тем самым и Стабфонд, и пенсионную реформу и обрекает доходы российских пенсионеров на зависимость от непредсказуемой конъюнктуры. Призывая к приватизации государственных компаний в нынешних условиях, Гайдар не может не отдавать отчета, в чьих руках они окажутся в условиях режима силовиков.

   Оправдание воровства и помощь Родине — это не одно и то же.

   Два года назад Е. Гайдар говорил об уничтожении политической демократии в стране, о связях власти с фашистскими организациями, о фашизации самого режима. Сегодня позиция Гайдара изменилась — он ему помогает. В этом — наши принципиальные разногласия.

   Два года назад с Гайдаром было трудно спорить. Сегодня — с ним трудно согласиться.


Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА