независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Андрей Илларионов: Экономика дала сигнал опасности

   Экономическое благополучие, наблюдаемое в России благодаря высоким мировым ценам на нефть, вскоре может закончиться. Рынок нервно ожидает, когда американцы поднимут процентные ставки.
Если это случится, то капитал из России двинется в путь на Запад за высокой доходностью. Между тем экономика уже подает тревожные сигналы. В марте и апреле этого года впервые с 2002 г. прекратился рост промышленного производства. Обо всем этом "Фокус" беседует с советником президента по экономическим вопросам Андреем Илларионовым.

- Андрей Николаевич, как вы объясняете прекращение роста промышленного производства?

- В марте и апреле этого года объем промышленного производства в России не вырос, оставшись на уровне февраля 2004 г. Это сезонно выровненные данные, подготовленные сотрудниками Центра экономической конъюнктуры при правительстве России под руководством Владимира Бессонова и Эдуарда Баранова. Из этих данных, конечно, не следует, что ситуация предстоящих месяцев предопределена. Но эти данные являются важным сигналом опасности, который экономика дает нашим властям. Это сигнал о том, что с качеством экономической политики в России не все в порядке. И, конечно же, этот сигнал является основанием для правительства внимательно проанализировать, какие меры экономической политики являются оптимальными для нашей страны.

- У вас есть какие-то претензии к сути проводимой правительством экономической политики? Вы не удовлетворены тем, что у нас происходило в экономике за предыдущие 4 года?

- Не удовлетворен. С одной стороны, экономическая политика в целом за последние 5 лет стала лучше по сравнению с той, что проводилась в стране в предшествовавшие 8 лет. С другой стороны, в течение этого пятилетнего периода происходило постепенное снижение качества экономической политики.

- Почему? Разве ваши мечты не претворяются в жизнь? Стабилизационный фонд создан, вся страна методично удваивает ВВП.

- Спасибо, что вы обратили внимание на то предложение о стабилизационном фонде, с которым я действительно выступал и которое после некоторых дискуссий все-таки было принято. Сейчас стабилизационный фонд начал работать и, мне кажется, серьезно помогает экономике страны. Тем не менее в целом к 2003 г. качество экономической политики снизилось по сравнению с 1999 г. К сожалению, этот тренд снижения качества политики выдерживается на протяжении последних 5 лет. Когда я говорю о качестве экономической политики, я имею в виду ее воздействие на темпы экономического роста. Нынешние темпыэкономического роста в большой степени обязаны благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре. Вклад собственно экономической политики в темпы роста оказался относительно скромным. К тому же приходится констатировать, что этот вклад последовательно снижается. А, судя по некоторым оценкам, в последние годы он стал уже отрицательным.

- Что значит отрицательным?

- В 2003 г. прирост российского ВВП составил 7,3%. В то же самое время, даже по самым скромным оценкам, чистый подарок от внешнеэкономической конъюнктуры (то, что по-английски называется windfall profit) для экономического роста России составил не менее $50 млрд, или 9 процентных пунктов ВВП. Величина вклада других факторов в экономический рост (включая и экономическую политику) может быть оценена по разнице между фактическими приростом ВВП и вкладом внешнеэкономической конъюнктуры в этот прирост. Следовательно, этот вклад оказался отрицательным.

- Получается минус 1,7%. Так?

- Примерно так. Естественно, такая ситуация вряд ли может нас удовлетворять. Благоприятная конъюнктура позволяет компенсировать и маскировать недостаточно высокое качество внутренней экономической политики. При наличии двух важнейших условий - благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, какую мы имели последние 5 лет, и сохранении качества экономической политики хотя бы на уровне 1999 г. - Россия могла бы иметь двузначные среднегодовые темпы прироста ВВП, а не на уровне 6-7% (как это было фактически). Точную цифру назвать трудно, но темпы роста примерно вдвое более высокие, чем фактически достигнутые, не выглядят чем-то нереальным. Примеры Казахстана,Азербайджана, Украины, других стран СНГ это подтверждают. Причем такие темпы роста в России могли бы быть достигнуты при сохранении качества экономической политики на уровне 1999 г., что, конечно же, не является наилучшим образцом в мировой экономической истории.

- Напомните, пожалуйста, что же такое выдающееся было у нас в 1999 г.?

- Судить можно хотя бы по некоторым формальным, упрощенным параметрам. Были ниже, чем сегодня: удельный вес государственного сектора в ВВП, удельный вес монопольного сектора в ВВП, удельный вес нерыночного сектора в ВВП. Уровень реального эффективного валютного курса тоже был ниже. Это значит, что в 1999 г. уровень общенациональных издержек был ниже. Следовательно, возможностей для экономического роста в стране было больше. Таким образом, проводившаяся политика была более благоприятной для бизнеса, чем сегодня, а низкие издержки позволяли российским компаниям иметь более высокие темпы экономического роста. Поэтому тогда, в 1999 г. - начале 2000 г., темпы прироста промышленного производства в России достигали 17%. А в машиностроении, например, и того больше - 23-25%. В легкой промышленности темпы прироста составляли почти 50%. А в нефтепереработке - до 100%. Как видите, это те самые двузначные темпы роста, обеспечивающие экономическое чудо. Оказывается, такие темпы экономического роста возможны не только в Китае, Корее, Тайване, Чили, Эстонии, Маврикии, Ирландии, Казахстане или Украине. Это реально делать и в России. Причем, и это следует отметить особо, на старом оборудовании, фактически без дополнительных инвестиций и с теми же самыми работниками. Практика показала, что российские граждане при проведении разумной экономической политики ведут себя так же, как и люди в странах-рекордсменах по темпам экономического роста. Оказывается, наши люди принципиально не отличаются от граждан других быстрорастущих стран. И потому утверждения, что русские-де - не китайцы, не эстонцы, не казахи, что русские якобы не умеют эффективно работать, не имеют под собой никакой почвы. Это лишь попытка оправдать некачественную экономическую политику. Дело не в этнических или каких-либо других отличиях наций. Дело - в различиях проводимой экономической политики

- А вы уверены, что сравнивать темпы роста 1999 и 2003 гг. корректно? Одно дело,когда растешь с нуля или даже с минуса, а другое дело - когда с большого плюса.

- Этот аргумент не имеет абсолютно никаких оснований. Как говорит Каха Бендукидзе, это неверная интерпретация ложных данных. Стартовый уровень не имеет отношения к темпам роста. Самая развитая страна мира - США - растет быстрее, чем многие средне- и слаборазвитые страны. Доход на душу населения в самой бедной стране мира - Заире - не только не растет, но и падает, причем вот уже в течение 30 лет. Китай - вторая экономика мира - вот уже четверть века ставит рекорды экономического роста. А в I квартале этого года там зафиксирован прирост ВВП на уровне 9,7%. В то же время Индия, имеющая более низкий ВВП на душу населения, растет медленнее. В России в 1990-х производство сокращалось ежегодно. Падение фиксировалось и в 1990, и в 1991, и в 1992, и в 1993, и в 1994 гг. Казалось бы, мы упали настолько глубоко, что дальше падать просто невозможно. Тем не менее спад продолжался и в 1995, и в 1996 гг. После короткой паузы в 1997 г.российская экономика вновь провалилась в 1998 г. Тогда на Западе стала популярной шутка: "Мы думали, что русские уже на дне. Мы ошиблись: русские продолжают копать глубже". Вы говорите, что сейчас у нас уровень производства уже очень высокий, поэтому темпы экономического роста снизились. Но задумайтесь над такой цифрой: сегодня в России уровень промышленного производства составляет всего лишь половину от показателя 1990 г. Наше промышленное производство сегодня вдвое меньше того, что было 14 лет назад. На этом фоне странно слышать: "Россия слишком быстро бежит. Теперь стоит подождать".

- Вы сказали, что мартовское падение - это первый тревожный сигнал для экономики. А какими будут второй и третий тревожные сигналы?

- Не будут, а могут быть. Снижение занятости, рост безработицы.

- Скажите, пожалуйста, как экономист, чего России ждать извне в ближайшем будущем? Как вы думаете, цены на нефть упадут?

- То, что они рано или поздно снизятся, - это ясно. Невозможно предсказать, когда это произойдет. За последние четыре года было сделано немало предсказаний,в том числе и очень уважаемых организаций, например МВФ, по поводу даты падения цен. Многие из экономистов отдали дань такого рода предсказаниям. Но жизнь, как известно, - гораздо более сложная штука, чем то, что любой человек или любая организация в состоянии предсказать. Люди могут предугадать направление таких изменений, но не их время. Очевидно, что такая благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура, как сейчас, не может продолжаться вечно. Рано или поздно она закончится. И тогда обнажится то, что было до поры до времени скрыто.

- В России также могут начаться неприятности, когда американцы повысят процентные ставки. А что еще?

- Если говорить о внешнеэкономических факторах, которые могут повлиять на макроэкономическую ситуацию в России, - это мировые процентные ставки, мировые валютные курсы, мировые цены. Все эти факторы тесно связаны между собой. Каждый из них воздействует на другие. Есть и внешнеполитические факторы - расширение Евросоюза, ситуация на Ближнем Востоке, межгосударственное регулирование. Некоторые страны проводят весьма жесткую политику по отношению к России. Например, нас пытаются заставить ратифицировать Киотский протокол. Этот документ представляет собой яркий пример внешнего интервенционизма, межгосударственного давления, прикрывающегося на первый взгляд гуманными целями, но на самом деле направленного на сокращение и фактическое уничтожение экономического потенциала стран, принимающих на себя его обязательства. Принятие обязательств протокола по ограничениям эмиссии углекислого газа навсегда поставит крест на экономическом росте и социальном развитии нашей страны. Россия совершит стратегическую ошибку, если ратифицирует Киотский протокол.

- Андрей Николаевич, считается, что вы - образец самого либерального либерала из всех либеральных экономистов в России. Как же вам работается в администрации президента, где царит управляемая демократия?

- В России существует сильно искаженное представление о либерализме. Возможно, потому что страна много времени провела за железным занавесом. Не исключено, что искаженное представление о либерализме обществу целенаправленно навязывается. Довольно странно слышать, что человек, отстаивающий разумные подходы к экономической политике, в России называется ультрарадикалом. Степень отклонения российской системы экономических, политических и идеологических координат от современной мировой может быть проиллюстрирована следующим примером. Во время недавней поездки в Гватемалу я рассказывал о том, какую экономическую политику сегодня проводит российская власть. В частности, рассказал и о предмете нашей гордости - налоговой реформе. Знаете, что меня после этого спросили?

- Что?

- Они спросили: "Вы коммунист?" Это не была шутка. Вопрос был задан совершенно серьезно. По сравнению с мировыми стандартами система экономических, политических, идеологических координат в России серьезно сдвинута влево. На этом фоне любые разумные предложения выглядят суперрадикальными. Или же представляются таковыми.

- Вы хотите сказать, что вы не являетесь либералом?

- Да нет же. Проблема заключается в понимании либерализма. Либерализм выступает за то, чтобы не мешать людям жить лучше, дольше, качественнее. Поэтому он рекомендует властям делать все то, что этому способствует, и не делать того, что этому препятствует. У нас же стремление к лучшей жизни почему-то воспринимается (или намеренно представляется) как ультралиберализм.

- И все-таки вы не ответили на вопрос. Либерализм предполагает многообразие во всем: в экономике и в политике. А у нас происходит всеобщая унификация.Либеральным реформам в дальнейшем будет комфортно?

- Я не уверен, что правильно понял ваш вопрос. Если вы имеете в виду представительство политических сил в органах законодательной власти, то наилучший инструмент для этого - выборы. Если за ту или иную политическую силу голосуют, а за другую - нет, проигравшим следует подумать, почему это происходит? Возможно, это происходит в том числе и потому, что люди не доверяют таким партиям и таким лидерам. Еще Черчилль говорил, что у демократии много недостатков, но другие формы правления еще хуже.

- Говорят, что в каждом послании президента тем или иным образом зафиксированы ваши идеи. Какую еще, по вашему мнению, стратегическую цель можно было бы поставить перед правительством?

- Мои представления о том, что является правильным и необходимым для страны, во многом совпадают с теми задачами и способами их решения, о которых говорит президент. Поэтому я, естественно, стараюсь делать все возможное для дальнейшего распространения этих идей и воплощения их в жизнь. Так что последовательность событий здесь иная, нежели та, о которой вы сказали. Для примера я напомню вам, что одна из главных идей Владимира Путина, которую он последовательно проводит в течение всех этих лет, - идея об ускоренном экономическом росте (знаменитое "догнать Португалию") была обнародована за несколько месяцев до того, как я стал его советником.

- Наверное, чтобы экономическая политика проводилась более качественно, надо было ставить цель не удваивать, а утраивать ВВП?

- Я бы сказал словами Виталия Найшуля: проводить в России экономическую политику в соответствии с лучшими мировыми образцами. В этом случае темпы экономического роста могли бы оказаться такими, о каких абсолютное большинство российских граждан, экономистов и политиков даже не подозревает.

Беседовала Евгения Письменная


Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА