независимые исследования российской экономики

Найти

НА ГЛАВНУЮ ОБ ИНСТИТУТЕ ПУБЛИКАЦИИ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОВМЕСТНЫЕ ПРОЕКТЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

МАКРОЭКОНОМИКА

СИЛОВАЯ МОДЕЛЬ

ГРУППА ВОСЬМИ (G8)

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ

ГРУЗИНСКИЕ РЕФОРМЫ

Блог Андрея Илларионова

 

 

 

    

      

 

Союз "Либеральная Хартия"

горизонты промышленной      политики                                         

ИРИСЭН

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ


Только что закончилась первая часть пленарного заседания Второго Красноярского инвестиционного форума. Выступивший с блестящим докладом на Форуме экономический советник Президента РФ Андрей ИЛЛАРИОНОВ дал в перерыве небольшой брифинг, а потом вышел в холл. С гурьбой журналистов подошел к нему и я. И взял это интервью.
- Андрей Николаевич, про аферу прошлого года мы уже знаем. А что будет аферой этого года, на ваш взгляд?
- Об этом еще рано говорить. В декабре состоится пресс-конференция по итогам 2005 года, будут те же самые 10 номинаций, как и в прошлом, и позапрошлом годах. По каждой номинации будут объявлены победители.
ЦЕНЫ НА ГАЗ И МОНОПОЛИЯ
- Сегодня вы говорили о необходимости проведения либеральной экономической политики, в том числе и в топливно-энергетическом комплексе. Но, как мы знаем, есть проблемы по либерализации цен на газ. Председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер особенно лоббирует эту идею. Удастся ему это сделать в наших условиях и при нашем-то государстве?
- 25 лет тому назад в нашей стране было трудно представить какую бы то ни было экономическую либерализацию. 15 лет назад было трудно представить, что возможна приватизация. Потом оказалось, что все можно сделать. Десять лет назад некоторые из тех, кого обычно относят к экономистам, говорили, что невозможно победить инфляцию. Утверждали, что инфляция в 6-10% в месяц для России является "естественной". Однако и ее победили. Летом 1998 года правительство и Центральный банк утверждали, что рубль не может быть девальвирован. Оказалось, что может. Говорили, что в случае девальвации рубля начнется гиперинфляция, через месяц доллар будет стоить 50 рублей и наступит коллапс экономики. Оказалось, что темпы инфляции быстро упали, курс рубля и через шесть с половиной лет почти вполовину выше, чем тот прогноз, а вместо производственного спада начался экономический рост. Много лет говорили, что если экономический рост и возможен в России, то весьма умеренный - по 3-4 процента в год. Собственно говоря, так и сейчас прогнозирует Министерство экономического развития и торговли. На самом деле экономический рост в России идет уже больше шести лет, а ВВП на душу населения увеличивается в среднем на 7,2 процента в год - со скоростью, достаточной для его удвоения за десять лет. Ну и так далее - список можно продолжать.
В современном мире многое возможно. В том числе и то, о чем мы сегодня даже не догадываемся. Поэтому не вижу никаких причин, почему рано или поздно цены на газ в Российской Федерации не будут свободными. Вот в США цены на газ свободные. В отличие, кстати, от Европы. И между прочим, в результате США не погибли. Более того, они не беднее Европы, даже побогаче будут. Да и темпы роста экономики у них выше. В том числе и потому, что цены на газ свободные.
- Как известно, "Газпром" является монополистом. Как в этих условиях может осуществляться либерализация цен на газ?
- Прежде всего, либерализация пока не осуществляется. Сейчас лишь сделано первое предложение на сей счет. Сама по себе идея освобождения цен совершенно правильная. Однако одной идеи недостаточно. Необходимо выполнение еще ряда условий для того, чтобы
цены на газ стали действительно свободными. Во-первых, нужен свободный доступ независимых производителей газа к трубопроводной сети. Во-вторых, необходимо устранение любых ограничений для инвесторов при строительстве и эксплуатации любых объектов газовой инфраструктуры. То есть новых трубопроводов, новых терминалов и так далее. И конечно же, есть третье условие, а точнее, третий фактор. Это своего рода секретное оружие либерализации: сжиженный газ.
Только размышляя в терминах прошлого века можно полагать, что газовая отрасль - газовые месторождения, добыча газа, его транспортировка - навсегда привязана к трубопроводам. Современные технологии сжижения газа, которые распространяются по всему миру с фантастической скоростью, "отвязывают" газ от трубы, делая его подобным нефти или жидким нефтепродуктам. Переход мировой газовой отрасли на коммерчески эффективные технологии сжижения газа делает все страхи об опасности частной собственности на трубопроводную инфраструктуру нелепыми. Эта монополия будет обойдена и умрет в ближайшее время.
Об этом свидетельствуют крупнейшие инвестиционные проекты, осуществляемые во многих странах мира - в Омане, Иране, Алжире, Норвегии, США. В США одновременно строится шесть крупнейших терминалов по приему сжиженного газа. И если кто-то полагает, что с помощью государственной монополии и государственного регулирования в одной, отдельно взятой, стране можно обмануть глобальный научно-технический прогресс, остановить поступательное развитие человечества, то он глубоко ошибается. Поэтому "Газпром" оказался немного умнее и предусмотрительнее, чем Министерство экономического развития и торговли, лоббирующее интересы РАО "ЕЭС России".
ПРАВИТЕЛЬСТВО СЛАВЛЮ, КОТОРОЕ...
- Выступая на Форуме, представитель Федерального агентства по энергетике господин Гордеев сделал любопытное замечание, что, к сожалению, угольная отрасль развивается быстрее, чем предусмотрено Энергетической программой правительства. Я понимаю так, что если, скажем, цены на газ поднимутся, то будут больше покупать наш красноярский энергетический уголь, которого у нас очень много. Значит, в Красноярском крае в некотором смысле будет экономический подъем. Реалии же таковы, что государство пытается с помощью низких цен на газ задержать развитие нашего региона.
- Два комментария. Первое. В том, что вы сказали, наличествуют все признаки нормального экономического мышления.
- Спасибо.
- И второе. Действительно, изменения ценовых соотношений на те или иные альтернативные энергоносители, естественно, приводят к изменению спроса. На более дорогие ресурсы происходит падение спроса. На более дешевые ресурсы, в данном случае - уголь, естественно, спрос растет. Соответствующая отрасль получает преимущественное развитие. Это значит, что люди в Красноярске размышляют экономически вполне рационально. С другой стороны, это показывает, что некоторым государственным чиновникам есть чему у красноярцев поучиться.
В презентации, о которой вы говорили, был замечательный слайд, по которому можно судить о различиях в прогнозных параметрах добычи нефти согласно правительственной Энергетической стратегии и согласно оценкам частных компаний. Разница в двух прогнозах через несколько лет составляет около 100 млн. тонн. Это означает, что частные компании, работающие на своих месторождениях, знающие свои производственные, кадровые, финансовые возможности, а также, естественно, и свои проблемы и ограничения, уже сейчас прогнозируют, что будут добывать на 100 млн. тонн нефти больше, чем для них установили чиновники, похоже, еще полностью не вышедшие из объятий плановой экономики.
Что делает правительство? Увы, оно из года в год воспроизводит эту самую допотопную Энергетическую стратегию, утверждает эти нелепые цифры, органически не понимая, чем и как занимаются современные частные компании. Только за последние пять лет российские компании увеличили добычу нефти на 60 процентов, а ее экспорт - на 90 процентов. Никакая Энергетическая стратегия, никакая программа правительства, ни один прогноз МЭРТа никогда ничего подобного не предусматривали. Такие компании, как "ЮКОС" и "Сибнефть", увеличивали добычу нефти на 20-30 процентов в год. Такого бюрократы и представить себе не могли. В августе 2003 года они прогнозировали увеличение добычи нефти в стране до 445 млн. тонн нефти в течение семи лет - к 2010 году. Частные компании вышли на этот уровень за год и четыре месяца!
Это показывает, насколько велики возможности российского частного сектора, насколько непредсказуемы ресурсы человеческой предприимчивости, инициативы, творчества, насколько они не подвластны разнообразным бюрократическим программам и инструкциям, навязываемым чиновниками, весьма далекими от реальной жизни.
- Если уж мы заговорили о "ЮКОСе", то не могу о нем не спросить. Когда "ЮКОС" пришел в Эвенкию, этот регион стал подниматься. Теперь же "ЮКОС" добили, ясно, что он оттуда уйдет. Как вы думаете, кто вместо него придет в Эвенкию?
- Спросите у нефтяников.
- Как вы оцениваете переговоры российской стороны с японскими потенциальными инвесторами по вложению инвестиций в строительство восточного нефтепровода?
- Идет процесс согласования позиций.
РЕАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СВОБОДЫ
- В своем выступлении на Форуме вы сказали, что российская экономика должна двигаться в сторону либерализации, расширения экономической свободы. Однако сегодня, как мы знаем, Россия движется в противоположную от либерализации сторону. Почему вы в таком случае до сих пор остаетесь экономическим советником президента Владимира Путина?
- Если бы мой уход с этого поста повысил уровень экономической свободы в России, то я - готов (смеется). Но у меня есть некоторые сомнения по этому поводу.
- Почему к вашим советам не прислушиваются?
- Почему же не прислушиваются? Давайте сопоставим факты.
Несколько лет тому назад мною было сделано предложение создать стабилизационный фонд. Какая тогда была реакция министра финансов и министра экономического развития? - "Полная глупость, чушь, никогда такого не будет". Как известно, два года спустя был создан финансовый резерв, а еще через год - стабилизационный фонд. К чьим советам не прислушались? Советника или двух министров?
Четыре года назад шла острейшая дискуссия - платить или не платить внешние долги. Что говорил тогда советник? Платить. И как можно скорее. И с опережением графика. И выплатить полностью. А что тогда говорили члены правительства, министр финансов, министр экономики, премьер Касьянов? - "Полная чушь, глупость, никогда такого не будет". Что говорил Касьянов четыре года тому назад? Что оплата долгов сродни национальному предательству.
А что сейчас делает российское правительство? Платит внешние долги. Платит опережающими темпами. Что сказал Касьянов на своей пресс-конференции в феврале этого года? Он похвалил российское правительство за оплату внешних долгов с опережением графика. Так, в конце концов к чьим советам прислушались? Премьера? Или советника?
Пять лет назад шла дискуссия по вопросу реформирования электроэнергетики. Что предлагал советник? Сохранение вертикально-интегрированных компаний. Зеркальное разделение активов РАО "ЕЭС России". Что тогда говорил Чубайс? Вертикально-интегрированные компании необходимо уничтожить - это монополии, это консервативные губернаторы, это алчные олигархи. О разделении активов РАО - цитата Чубайса: "Это хитрое олигархическое предложение сделать зеркальное разделение РАО "ЕЭС России" не будет реализовано никогда".
Что происходит сейчас? Принято решение: в восточных районах страны, в Сибири вертикально-интегрированные компании сохраняются. Что сегодня говорит Чубайс? - "Наше глубоко продуманное предложение (теперь, оказывается, это его предложение!) - зеркальное разделение активов компании РАО "ЕЭС России". Как видим, некоторым деятелям нужно время, чтобы прийти к очевидному. Так что чьи советы воплощаются? А чьи нет?
Действительно, процесс овладения правильными идеями у некоторых представителей российской политической элиты происходит медленнее, чем у воспитанников детского сада. Увы, это суровая отечественная действительность.
Поэтому делать вывод о том, слушают или не слушают те или иные советы, по первым, непосредственным, а иногда и истерическим реакциям, не следует. Посмотрим, чьи предложения принимаются в конце концов. И на чьей стороне оказывается историческая правота. Если у кого-то есть предположение, что в России время от высказывания разумного предложения до его реализации измеряется лишь несколькими часами или же несколькими днями, то это, конечно же, не так. Да, кажется, большинство наших граждан в этом и не заблуждается. На реализацию некоторых идей уходят десятилетия. Срок осуществления некоторых из моих предложений - два-четыре года. Лучше, чтобы он был короче. Для меня лучше. Да и для страны тоже.
БОЛЕЗНЬ, О КОТОРОЙ ГОВОРЯТ ВСЕ
- Сейчас в стране идет дискуссия о том, как потратить, скажем так, накопившиеся излишки стабилизационного фонда. Каким будет ваш комментарий на этот счет?
- Если мы хотим, чтобы российская экономика росла, чтобы развивался малый и средний бизнес, чтобы у наших граждан росла заработная плата, имелись бы средства для удовлетворения спроса на необходимые товары и услуги, увеличивались бы эффективные инвестиции, то тогда средства стабилизационного фонда не могут и не должны использоваться внутри страны. Если же мы хотим разрушить российскую экономику, подорвать деятельность малых и средних компаний, остановить экономический рост и не позволить российским гражданам иметь средства для оплаты своих даже элементарных потребностей, если мы хотим возобновления экономического кризиса, то тогда, конечно, нужно тратить средства стабилизационного фонда внутри страны. Вот такой у нас выбор.
- Почему?
- Использование внутри страны денег, поступающих от более высоких цен на топливно-энергетические ресурсы, ведет к повышению темпов инфляции, росту реального курса рубля, падению конкурентоспособности отечественных компаний. Они проигрывают зарубежным конкурентам на внешних и внутренних рынках, сокращают производство, увольняют людей, в конечном счете становятся банкротами, прекращают существование. Занятые теряют зарплату и рабочие места, у населения падает покупательная способность, начинается стагнация, переходящая в длительный и болезненный кризис.
Страна тяжело больна "голландской болезнью". Этот термин в нашей стране впервые был использован мной пять лет назад. Сейчас он вошел в активный обиход и специалистов, и общественности. Если "голландскую болезнь" не лечить, в том числе и с помощью средств стабилизационного фонда, то в России останутся две-три отрасли - нефть и газ. Все остальные умрут. Три процента населения, занятого в нефтегазовом секторе, будут чувствовать себя нормально, а что останется делать остальным 97 процентам? Поэтому использование средств стабилизационного фонда внутри страны, подобно втаскиванию троянского коня в осажденный город, - и то и другое внешне выглядит очень симпатично, а в результате - разгром, либо военный, либо экономический.
- Но если мы эти деньги, разумеется, не все, бросим не на проедание, а на инвестиции...
- Результат будет тот же самый.
- Но промышленный рост может "съесть " инфляцию.
- В условиях "голландской болезни" большой разницы между потреблением и инвестициями нет. Инвестиции для одних - это потребление для других. Потребление для одних - инвестиции для других. Можно увеличивать потребление, можно покупать инвестиционные товары, можно тратить деньги на зарплату рабочим, служащим, строителям. Но результат получится тот же самый - средства используются внутри страны, денежная масса увеличивается, темпы инфляции повышаются, реальный курс рубля растет, конкурентоспособность отечественной экономики падает. Для того чтобы вылечить пациента, больного раком, раковым клеткам обычно не дают распространиться по всему организму. Раковую опухоль обычно стараются удалить. А если не удалить, то хотя бы изолировать.
Владимир ПАНТЕЛЕЕВ

Вернуться к списку


105062, Москва, Лялин переулок, дом 11-13/1, стр. 3, помещение I, комната 15   Тел. +7(916)624-4375    e-mail: iea@iea.ru

© ИЭА